Миллионеры покидают Турцию

Видимо, турецкая лира не знает, что через три недели у Эрдогана выборы, потому что она продолжает падать.

После того, как на днях Центральный банк Турции повысил учетную ставку с 13.5 до 16.5 процентов, показалось, что национальная валюта приходит в себя. Но лекарство оказалось слишком слабым, да и было дано слишком поздно. Курс лиры к доллару чуть-чуть повысился (с 4.9 до 4.7), но по-прежнему очень далек от показателя годичной давности.

Всем в Турции, в том числе и оппозиции, понятно, что президент Реджеп Тайип Эрдоган выиграет выборы. Вопрос только в том, насколько убедительной будет победа. Именно лира покажет, что к чему. Если ее падение продолжится, многим в Турции станет понятно: экономическое чудо, на волне которого Эрдоган взлетел на вершину власти 15 лет назад, начинает рассыпаться в прах.

Как всегда, оказавшись в напряженной ситуации, Эрдоган тут же нашел виновных, то есть, тех, кто замыслил обрушить турецкую экономику. Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил: «Падение лиры – результат целенаправленной кампании, организованной за границей. Посмотрите, как самые влиятельные в мире агентства понизили наш кредитный рейтинг. Они начали действовать против нас сразу после того, как военный переворот июля 2016 провалился…Среди тех, кто выступил на стороне наших врагов, были и мусульманские государства, которые я не стану называть».

Глава МИДа имел в виду рейтинговую компанию «Moody’s & Fitch», которая на этой неделе опубликовали такой прогноз: в 2018 турецкая экономика вырастет всего на 2 процента, а в 2019 – на 2.5 процента. Раньше прогнозы были более оптимистичными: 4  процента и 3.5 процента соответственно.

Какие мусульманские государства подразумевал Чавушоглу, тоже нетрудно догадаться. В последние полтора года серьезно испортились отношения Анкары с ОАЭ и Саудовской Аравией, а еще раньше – с Египтом. Дело в том, что ОАЭ, Саудовская Аравия и Египет подвергли Катар экономическому бойкоту, а у Турции с этим эмиратом как раз очень тесные отношения.

Но это — не единственная причина. Турция активно поддерживает «Братьев-мусульман» и имеет многообразные торговые связи с Ираном.

И все-таки сомнительно, что ОАЭ, Египет и Саудовская Аравия причастны к падению лиры. Скорее, кризис – результат политики самого Эрдогана, который, пользуясь своей властью, воюет против проводимой Центральным банком Турции линии на повышение учетной ставки.

Эрдоган жаждет успеха, он несколько раз официально объявил, что в ближайшие пять лет Турция войдет в десятку самых экономически развитых стран планеты. Сейчас десятку крупнейших экономик мира замыкает Канада. Чтобы сбросить ее с 10-й ступени, Турции придется удвоить валовой внутренний продукт.

Повышение учетной ставки не способствует росту ВВП. Однако повышая учетную ставку, можно добиться снижения инфляции, которая сейчас составляет 12  процентов. Война Эрдогана против Центрального банка  испортила инвестиционный климат. Отечественные и зарубежные инвесторы в лучшем случае выжидают, в худшем – отказываются вкладывать деньги в ценные бумаги и проекты в лире и уходят к доллару.

Недавно в турецкой прессе были опубликованы такие (правда, неподтвержденные пока) данные: за последний год девять тысяч миллионеров покинули Турцию и перебрались в США. Многие крупные предприниматели перевели свои активы из турецких банков в зарубежные и обменяли лиры на доллары.

Эрдоган говорит, что эти люди наносят удар национальным интересам Турции, и призывает граждан переводить долларовые накопления в лиры.

И вот что еще способствует росту опасений и сомнений у инвесторов. Эрдоган обещает, что если выиграет выборы – сосредоточит руководство всей экономикой страны под крышей одного правительственного ведомства. Далее, президент говорит, что намерен самолично контролировать все экономические процессы в Турции.

Все понимают, что это значит. Центральный банк, которому до сих пор удавалось худо-бедно парировать безумные шаги и меры Эрдогана, утратит свою силу и превратится в политическую игрушку в руках президента.

Нестабильность в Турции уже явственно ощущается. К счастью для Эрдогана, в стране сегодня нет никого, кто мог бы составить ему и его партии реальную конкуренцию.

Цви Барэль, «The Marker» Д.Н.

Фото: Murad Sezer, Reuters.


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend