Должен ли министр руководить радиостанцией

Вправе ли министр обороны указывать армейской радиостанции, кого можно допускать к эфиру, а кого нет? За ответом на этот вопрос «Детали» обратились к адвокату Яшару Якоби. Он сказал: даже если слова министра обороны, направленные против сравнений палестинской террористки с героями и жертвами Катастрофы, по сути верны, формально он не может отдавать приказы руководству радиостанции.

— По словам юридического советника, указания министра обороны не являются обязательными для исполнения руководством радиостанции, — сказал Якоби. — Решать этот вопрос министр обороны не может в принципе. Он, разумеется, вправе высказывать свое мнение, но не более того.

Вместе с тем, я рад, что эти слова были министром сказаны, и согласен, что сравнение, к которому прибегнул поэт Йонатан Гефен, недопустимо. Даже критиковать это не получается. Но, все равно, приказывать министр не может. В этом плане я полностью разделяю позицию юридического советника правительства.

Хочу отметить, что сама радиостанция «Галей ЦАХАЛ», пусть и не часто, но отстраняет сотрудников от работы за спорные высказывания. В 2006 году журналистку Ронит Кфир отстранили от эфира после 18 лет работы на станции. Во время второй ливанской войны один из офицеров заявил примерно следующее: то, что при ударе пострадали мирные жители, не отменяет наш «список целей». В трактовке журналистки это звучало так, как будто для военных все эти дети — только «списки целей», и что погибшие трехлетние дети никого не интересуют. Понятно, что офицер имел в виду совсем другое, пусть и сформулировал политику армии сухим военным языком. Журналистку отстранили от эфира на несколько месяцев, после чего предложили какую-то незначительную должность, в итоге Кфир ушла сама. Так что радиостанция вполне справляется сама в сложных ситуациях, и в юридическом аспекте указание министра прозвучало неверно.

Министр обороны заявил, что категорически отвергает мнение юридического советника. А Мандельблит, в свою очередь, сказал, что его указания к исполнению обязательны. Кто тут прав?

— Действительно, если юридический советник говорит «нет», то обойти это можно либо его увольнением, либо подав в БАГАЦ. Но мне кажется, что в данном случае на этом обмене мнениями все и закончится. Интересно будет понаблюдать за тем, изменится ли эфирная политика станции после скандала, сократят ли они действительно число песен на стихи Гефена в эфире — пусть даже и не говоря, что это происходит по распоряжению министра.

— Радиостанция «Галей ЦАХАЛ» имеет двойственный статус. С одной стороны, радиостанция армейская, то есть не находится в подчинении министерства обороны, с другой стороны, министр — прямой начальник командир радиостанции, имеющего  высокий офицерский чин…

— Давайте посмотрим на это с другой стороны. Помните, как бывший министр обороны Яалон в самом начале дела Эльора Азарии допустил неосторожное высказывание? Но министр не может указывать ни прокуратуре, ни защите, ни суду. А ведь армейская прокуратура — тоже часть армии. Со званиями, субординацией… Но судья не подчиняется генералу, он подчиняется закону. Сейчас же нет военных действий!

Относительно «Галей ЦАХАЛ»  критики ее нынешнего статуса говорят, что армейская радиостанция, которая вещает на всю страну, есть только у Северной Кореи. Но станция довольно популярная и отказываться от нее не хотят. Из госбюджета на работу этой радиостанции выделяется 40 млн. шекелей в год, но рекламой она зарабатывает столько же, если не больше. Так что она — на самоокупаемости. Здесь служат солдаты срочной службы, и очень много вольнонаемных и «фрилансеров», которые работают, не получая никаких социальных условий — зато это очень престижное место службы и работы, так что конкурс на трудоустройство большой.

Разные начальники генштаба уже говорили, что станция им не очень-то нужна. Госконтроллер тоже выступал против того, чтобы «Галей ЦАХАЛ» и дальше принадлежала армии — это общегосударственная станция, и армия тут ни при чем. Тем более, что лишь около 10 процентов эфира заполнено сугубо армейской тематикой, остальное – передачи на «гражданские» темы.

— По-видимому, статус радиостанции еще будет обсуждаться, ведь Либерман хочет полностью переподчинить ее Министерству обороны, не так ли?

— Не уверен, что у него это получится. На станцию распространяется закон об общественном вещании, и ее перевод под эгиду Министерства обороны приведет к столкновениям с другими структурами. А правила журналистской этики отличаются от правил жесткой армейской субординации, и здесь мы возвращаемся к примеру военной прокуратуры: журналисту нельзя диктовать, что ему писать и что делать. В том числе, и на армейской радиостанции.

Олег Линский, «Детали». Фото: Элиягу Гершкович

тэги

Реклама





Send this to a friend