Уход Абу Мазена может дорого обойтись Израилю

Долг палестинских властей за электричество достиг уже двух миллиардов шекелей. В интервью «Деталям» Ицхак Гурвич, в прошлом — глава отдела по экономическим вопросам при координаторе действий правительства в Иудее и Самарии, сказал, сможем ли мы его взыскать, и стоит ли это делать любым путем.

— Взыскать с палестинцев долг за электричество — это не главное для нас. Важнее понять, какой ущерб в будущем может нам принести «присутствие» в Палестинской автономии, наша экономическая политика в отношении Рамаллы, — говорит он.

Подполковник запаса Ицхак Гурвич в 2000-2004 годы возглавлял отдел по экономическим вопросам при координаторе действий правительства в Иудее и Самарии. На этом посту он напрямую отвечал за урегулирование экономических споров, возникающих между властями Израиля и Палестинской администрацией.

— Палестинская автономия должна не только Израилю, но и разным международным организациям. Долг за электричество можно вычесть из налоговых отчислений, которые мы обязаны переводить Рамалле. Но если учесть, что весь годовой бюджет ПА равен 15 миллиардам шекелей, то долг в 2 миллиарда, конечно, тяжкий груз для них, — сказал Ицхак Гурвич. — В последние годы главный доход приносят, примерно, 90 тысяч палестинцев, которые работают на территории Израиля. Дополнительные доходы обеспечивают промышленное производство (главным образом в Иудее и Самарии, а также в Хевроне), сельское хозяйство, и немного – туризм.

— Но при этом власти ПА выплачивают пособия семьям шахидов и заключенным террористам. Сколько денег тратится на них?

— У меня нет точных данных, но думаю, что здесь, как и в случае с долгами ПА, речь идет о довольно незначительных суммах, они ни спасти, ни нанести серьезный ущерб экономике ПА не могут. Безусловно, я осуждаю эти действия руководства ПА.

— А их экономический кризис влияет на нас, израильтян?

— Пока что никаких серьезных изменений в плохую сторону для нас нет. Пока. ЦАХАЛ контролирует территории, понятно, что это отражается на нашем бюджете, но если взять это в качестве критерия – что влияет на нашу экономику? — то экономическая ситуация в Палестинской Автономии на нашей экономике пока никак не отражается.

Палестинцы собирают пшеницу на поле в окрестностях Рамаллы. Фото: Гиль Коэн-Маген

На нас влияет другое: то, что наш контроль на территориях отдаляет нас от потенциальной связи с другими рынками; бьет по статусу Израиля, по его академическим институциям. Но самый большой ущерб, самый болезненный, мы получим и ощутим не сегодня, а в ближайшем будущем — если не найдем способа предотвратить то, что произошло в некоторых арабских странах, когда падали там режимы и начинался хаос. Если падет нынешний режим в ПА…

— Вы имеете в виду — приход к власти ХАМАСа?

— Необязательно это будет ХАМАС. Но если Абу Мазен и его администрация не сможет улучшить ситуацию, потеряет легитимацию, если экстремисты устроят там провокации, и отстранят Раиса, а нынешний аппарат власти прекратит свое существование — вот тогда мы уже не будем спорить из-за долга за электричество. Это нанесет экономике Израиля колоссальный ущерб. Нам придется восстанавливать экономику целого общества. Израилю придется изыскивать средства – десятки миллиардов шекелей в течение многих лет, чтобы восстановить эту экономику.


Проблема не в долгах за электричество, не в перечислении налоговых сборов. Проблема в том, что может рухнуть аппарат власти в ПА. Тогда Израилю придется платить за это огромную цену.


Сегодня в ПА государственное жалование получают около 150 тысяч человек — по данным на конец 2016 года. Из них около 60 тысяч – сотрудники полиции и сил безопасности, остальные 90 тысяч – учителя, врачи, медсестры и др. Как только разрушится палестинский механизм, регулирующий жизнь этих людей, Израилю придется взять эту заботу на себя. Ведь невозможно представить, что у них не будет врачей в больницах, не будет учителей в школах? Представьте, что нет врача в детском отделении больницы в Рамалле, или что в больнице Дженина нет банка крови, и т.д. и т.п. Тогда Израилю придется войти на эту территорию, ведь мы, в конце концов, окажется крайними, на нас ляжет вся ответственность. Нам потребуется изыскать те же 15 миллиардов в год, чтобы решать все эти проблемы.

У них сейчас долгов разным инстанциям на 4 миллиарда шекелей, плюс они должны Институту национального страхования Битуах Леуми, примерно 1,4 миллиарда. То есть всего около 5,5 миллиардов шекелей. И что будет, если из-за этих долгов система их власти рухнет? Просто представьте себе: утром вы встаете, открываете кран с водой, наполняете чайник или готовите себе кофе… Для нас это все — совершенно банальные, привычные действия, мы к ним привыкли, мы не можем себе даже представить, что такое — нет воды и невозможно приготовить еду… Представляете себе такое положение?

Подполковник Ицхак Гурвич. Фотография предоставлена проектом «Профессионал национальной безопасности»

— То есть, по-вашему, в любом случае Израиль должен обеспечить ПА электричеством?

— Разумеется. Мы не можем позволить людям умереть из-за того, что у них нет воды, например… В Сирии они этого не делали, В Ливане – они этого не будут делать, и мы не можем себе этого позволить, потому что они неотделимы от нас. И 15-ти миллиардов будет недостаточно, ведь их придется обеспечивать всем необходимым для жизни. Последствия могут быть ужасными. А хуже всего – представьте, как будет выглядеть Израиль в глазах мирового сообщества, если не предпримет действий по их спасению.

— Аннексия территорий нам не поможет?

— Либерман предложил это сделать, заняв пост министра обороны. По его оценке это будет стоить нам 30 миллиардов шекелей в год.

— Вы согласны с такой оценкой?

— На мой взгляд, он совершенно прав, я прихожу к такому же выводу. Если 15 миллиардов шекелей – бюджет ПА, то потребуется вдвое больше денег, чтобы обеспечить нормальное функционирование на территориях.

— То есть идея общего государства для двух народов не сработает, в экономическом плане?

— Я предпочел бы два государства, а не двухнациональную страну, в которой мы очень скоро останемся в меньшинстве. Через 10 лет между Иорданией и морем не будет еврейского большинства, уже сегодня палестинцев — около 5 миллионов. Это с точки зрения государственной политики, но и экономический кризис в едином государстве будет ужасным, продолжающимся много лет. Нам придется тащить на себе все палестинское хозяйство, в дополнение к ультра-ортодоксам, слабо участвующим в израильском рынке труда.

— Что же нам делать, чтобы предотвратить подобное?

— Усилить поддержку Абу Мазена. Кстати, о том же просил и Дональд Трамп. Частично расширить возможности работы в Израиле для жителей ПА. Нужна стабильность, чтобы Абу Мазен должен иметь легитимацию…

— Ее непросто обеспечить тому, кто не осуждает теракты, как это было совсем недавно…

— Мы часто обращаем внимание на некоторые менее значительные вещи, не замечая главной опасности. Я осуждаю высказывания, которые позволяют себе руководители ПА, но вот все эти долги ПА, за электричество, банкам… Это тоже важно, конечно, однако решения надо принимать, исходя из интересов Израиля. А наш интерес в том, чтобы знать: готовы ли мы взвалить на себя тяжелейшее бремя?

— Но вы же сами говорите, что пока, в настоящее время, повода для волнений у нас нет: экономическое положение Израиля стабильно, да и Абу Мазена пока что поддерживает большинство. Чего ж бояться?

— Все это — до поры, до времени. Все это – «пока». Нам пора подумать о будущем, чтобы не проснуться однажды в кошмарном сне, когда мы не сможем открыть кран, налить воды и выпить свою утреннюю чашечку кофе.

Мирьям Кацнельсон, «Детали». Фото: Эмиль Салман

Материал подготовлен при содействии проекта «Профессионал национальной безопасности«

Размер шрифта

A A A

Реклама