Докажи, что ты — еврей

Сегодня в главном раввинате есть список из 6 727 граждан Израиля, которые не могут сочетаться браком по еврейскому закону. Из них 1 360 человек – так называемые «сомнительные евреи». Это люди, чья национальная принадлежность к еврейскому народу требует дополнительных доказательств.

Процедуры подтверждения еврейства для совершения бракосочетания по религиозным канонам проводятся в Израиле с 1953 года. Именно тогда вступил в силу закон, передавший раввинатам полномочия по заключению браков между евреями.

А в 1976 году юридический советник правительства признал за раввинатом право составлять списки людей, чье еврейство вызывает сомнение. Юридический советник отметил: для проведения процесса проверки еврейства человек должен по собственной инициативе обратиться в раввинат. Если такая проверка оставляет сомнения – его можно внести в этот список.

Но до недавнего времени в списке «сомнительных евреев» значились только 545 человек. И только в последние годы он пополнился еще 815 именами. Причина такого резкого роста — в ужесточении инструкции главного раввината. В 2016 году к инструкции главного раввината был добавлен пункт, позволяющий раввинам и самим приглашать на заседания религиозного суда членов семьи человека, проходящего такую проверку. В пункте 12А инструкции сказано: если этот родственник соглашается принять приглашение, то специально для него открывается новое дело, и он тоже начинает проходить процесс подтверждения еврейства. Если же он отказывается от приглашения, его имя автоматически заносится в список «сомнительных евреев».

Главный раввинат уточняет: речь идет не только о взрослых, но и о несовершеннолетних. За них решение, явиться или не явиться в раввинский суд, принимают родители.

Эти инструкции противоречат позиции Министерства юстиции по данному вопросу и давно уже обсуждаются в Высшем суде справедливости. Чтобы предотвратить их отмену, главные раввины Израиля решили инициировать законопроект, который позволит легализовать существующую ситуацию.

Раввин Элигяу Маймон, руководитель отдела по подтверждению еврейства в раввинских судах Израиля, сказал «Деталям»: то, что раввины имеют возможность самостоятельно инициировать такие проверки, сокращает процесс подтверждения еврейства. И вообще, по его мнению, он действует на благо общества.

— Еврейство признается по матери. Если мать —  еврейка, то все её дети признаются евреями. И если мы получаем подтверждение, что пришедшая к нам женщина – еврейка, мы сразу записываем евреями всех её детей. Но когда происходит обратное, и мы выясняем, что женщина еврейкой не является, то все ее дети, а также ее братья и сестры — если они рождены от той же матери — автоматически считаются неевреями.

Если закрывать на это глаза, то эти люди будут жить и считать себя евреями, а потом, за месяц или два до их свадьбы, все прояснится, и они узнают, что не смогут жениться в Израиле. Поэтому, если один из членов семьи проходит процесс подтверждения еврейства, мы сразу же вызываем всех остальных, чтобы спросить, нет ли у них каких-то подтверждений этому?

Мы приглашаем их и говорим: из нашей проверки следует, что нет доказательств того, что ваш родственник еврей. Может быть, у вас есть доказательства? Какие-то документы, о которых мы ничего не знаем? А может быть, вы хотите пройти гиюр?

Вопрос в том, что больше помогает людям: скрывать от них информацию или предоставить её. Бывали случаи, когда люди приходили к нам, а потом говорили своей маме :»Почему ты нам ничего не сказала?»

— Но в результате вы составляете список неевреев — без того, чтобы эти люди вообще обратились к вам с просьбой о подтверждении еврейства?

— Нет. Мы обращаемся к людям, еврейство которых у нас вызывает сомнения. Мы говорим: вы можете прийти в раввинатский суд и представить свои доказательства. И мы не вносим их имена в список неевреев — мы вносим их имена в списки тех, кому придется доказывать свое еврейство в случае, если они захотят вступить в брак в Израиле.

Так было и раньше, только теперь процесс упорядочили. Есть список, с которым сверяется раввин, записывающий желающих сочетаться браком. Он сообщает просителю, нужно ему подтвердить свое еврейство или нет. Это очень простая проверка. В течение нескольких дней можно ее провести. 96 процентов всех, кто её проходит, тратят на нее около двух недель.

— То есть вы составляете эти списки, чтобы упростить процесс подтверждения еврейства для тех, кто приходит к вам перед свадьбой?

— Мы хотим предоставить людям всю информацию… У нас были случаи, когда за неделю до свадьбы вдруг выяснялось, что мы не можем зарегистрировать брак. Когда жених приходил к нам уже после свадьбы и говорил: «Почему вы мне не сказали? Если бы вы мне сообщили, что есть проблема с доказательством моего еврейства, может быть, я бы решил пройти гиюр, или зарегистрировать брак за границей?» Человеку полагается знать подробности о своей принадлежности к еврейству.

— Но ведь эти люди у вас этого не просят. Вы сами, автоматически, начинаете проверку всех родственников, если кто-то из членов семьи подаёт просьбу.

— Им решать, что делать с этой информацией. Мы не заставляем их проходить гиюр, мы не заставляем их вступать в брак только через раввинат. Хотите – делайте это, не хотите – не делайте. Хотите оставаться неевреями – это ваше право, государство Израиль — свободная страна. Но мы хотим, чтобы в государстве Израиль было как можно больше евреев. Поэтому, если в каком-то конкретном случае есть сомнения, мы хотим их развеять и проверить как можно большее число родственников по материнской линии — ведь у них могут быть доказательства еврейства. Иногда люди, которых в бюро по связям «Натив» или в МВД записали неевреями, приходят к нам и выясняют, что они евреи!

— Как это работает на практике? Если, допустим, у одной сестры есть подтверждение раввинатом её еврейства, означает ли это, что вторая сестра, или брат уже не должны проходить всю процедуру?

— Однозначно. Процесс следующий: у нас есть телефонный центр, и когда человек хочет открыть дело по подтверждению своего еврейства, он звонит туда. Его инструктируют, что нужно делать: спрашивают, в каком городе, в какой день и в какой час он хочет пройти проверку. Ему говорят: сэкономь время своим братьям и сестрам – принеси в раввинат и их свидетельства о рождении тоже. И тогда, во время его подтверждения еврейства, его братья и сестры получают свои подтверждения.

— Только выходцы из СНГ обязаны доказывать, что они евреи?

— Нет, это касается всех израильтян, чьих родителей не женил ортодоксальный раввин, признанный израильским раввинатом. То есть, если родители сочетались гражданским браком или же их свадьба была реформистской – то неважно, откуда эти люди репатриировались, их дети все равно должны проходить процедуру подтверждения еврейства.

В Восточной Европе и в Южной Америке не всегда были раввины, полномочия которых признаны израильским раввинатом. А в Советском Союзе таких вообще почти не было, поэтому и получается, что подтверждать еврейство приходится, в большинстве случаев, выходцам из бывшего СССР. Но если родители репатрианта сочетались еврейским религиозным браком, и хупу проводил известный нам ортодоксальный раввин, тогда проблем нет.

— Создается такое впечатление, что с течением времени людям становится все сложнее доказать свое еврейство.

— Это ложное впечатление… Сегодня, по сравнению с девяностыми годами прошлого века, всё систематизировано и компьютеризировано. Если раньше нужно было привозить из другого города бабушку, востребовать какие-то документы, сегодня человек просто приходит в раввинат на собеседование, раввин говорит с ним на его языке, и после сорока минут разговора пишет рекомендацию. Сегодня собеседование можно проходить в любом городе, в удобном месте. Все проходит гораздо быстрее. И данные говорят сами за себя: число дел, которые мы открываем и по которым в течение нескольких дней выдаем решения, возросло.

Подтверждение еврейства – непростой процесс. Если бы меня пригласили его пройти, я бы тоже чувствовал себя неприятно. Поэтому мы постоянно проводим опросы о качестве нашего обслуживания. Мы собираем информацию о том, когда человека попросили прийти на собеседования, когда был получен ответ, прочие данные.

Если вы спросите у людей, как проходит процесс подтверждения еврейства, и подвергаются ли люди тем унижениям, о которых постоянно говорят депутаты кнессета, то вам ответят, что все делается уважительно. Некоторые даже говорят, что благодаря нам они совершили экскурс в прошлое и многое узнали о своей семье. Иные возмущаются: «Почему вы проверяете моё еврейство, ведь я еврей!» Но ничего не поделаешь: в соответствие с законом о возвращении в Израиль может репатриироваться не только еврей по Галахе, поэтому мы обязаны проводить такие проверки.

— Вы не опасаетесь, что все эти процессы — подтверждение еврейства, составление списков тех, кто не может сочетаться браком в Израиле — только отпугивают людей от традиций и заставляют их, без обращения в раввинат, заключать браки за границей?

— Это как с гиюром. Если, например, человек хочет пройти гиюр – это его личное решение, потому что он считает, что это положительно скажется на его жизни. Но каждый раз, когда тема гиюра поднимается в прессе, она всегда вызывает шум и негативные реакции. Вот и здесь, если СМИ будут называть процесс подтверждения еврейства вмешательством в личную жизнь человека, писать, что мы роемся в грязном белье каждой семьи, выясняем, что у кого происходит в спальне, или что мы травмируем бабушек, которым приходиться вспоминать ужасы войны, — то люди перестанут к нам приходить.

Я слышу все это от тех, кто все-таки решает к нам обратиться. И кто по окончании проверки говорит нам: настоящий процесс подтверждения еврейства не имел ничего общего с тем, о чем нам рассказывала пресса.

Яна Брискман, «Детали»
Фотоиллюстрация: Эмиль Сальман.

тэги

Реклама





Send this to a friend