Фото: Амос Бен Гершом, GPO

Танцевальная дипломатия Путина

В начале 70-х годов, в канун установления дипломатических отношений между США и КНР, частые встречи между сборными этих стран по настольному теннису заслужили прозвище «пинг-понговая дипломатия». Недавно появилась еще одна разновидность дипломатии – «танцевальная».

Президент США Дональд Трамп ознаменовал свое появление на ближневосточной арене в мае 2017 года зажигательным танцем. Это было во время визита в Саудовскую Аравию – первой зарубежной поездки Трампа после вступления в президентскую должность. Свой дипломатический стиль Трамп обозначил, приняв участие в «наджайе» – традиционном танце с саблями. Вскоре выяснилось, что сабли, с которыми плясали в Эр-Рияде, направлены против Катара. Спустя две недели после визита Трампа Саудовская Аравия вместе с другими арабскими эмиратами начала кампанию осуждения политики Дохи. Она продолжается по сей день, хотя никаких результатов не достигла.

Другой танец – вальс президента России Владимира Путина и министра иностранных дел Австрии Карин Кнайсль в августе нынешнего года. Он также содержал четкое политическое послание. Сабли в Саудовской Аравии были направлены против Катара, а вальсирующие шажки Путина — в сторону стран Евросоюза. Этим танцем президент России хотел бы начать пожинать плоды своих военных успехов в Сирии в последнее время.

Чтобы понять значение венского вальса Путина, нужно вернуться на несколько лет назад и вспомнить обстоятельства, подтолкнувшие Москву к вступлению на сирийскую арену. Непосредственное участие России в вооруженном конфликте в Сирии началось осенью 2015 года. В тот момент режим Башара Асада находился в крайне затруднительном положении, с трудом сдерживая силы оппозиции при помощи Ирана. Почему Россия решила вмешаться?

Ответ на этот вопрос кроется в изменениях, происшедших в мировой политике с 2013 по 2015 год.

Во-первых, это рост напряженности в отношениях между Россией и Евросоюзом (и США) на фоне событий, связанных с Украиной и Крымом. Запад полагал, что справиться с российской экспансией помогут экономические санкции. Вследствие этих действий в России в 2014 году действительно разразился кризис, который продолжился и в 2015 году. Путин был загнан в угол и ему были необходимы новые козыри для противостояния давлению Евросоюза и других стран Запада.

Во-вторых, это кризис в странах ЕС, связанный с массовым притоком беженцев из Сирии. Это привело к усилению позиций ультраправых сил и росту исламофобии. Президент России понял, что, если он возьмет под свой контроль ситуацию в Сирии и потоки покидающих эту страну беженцев, он получит необходимый ему козырь.

Поэтому Путин принял решение пойти на риск. При этом поначалу он вел себя крайне осторожно. Путин утверждал, что участие России в военных действиях будет ограниченным и продлится оно недолго – только для того, чтобы «помочь в борьбе с террором». В это время он тщательно просчитывал возможную реакцию Вашингтона на предпринимаемые им шаги. Но как только Путин понял, что ему ничего не угрожает, он закрепил и углубил присутствие России на сирийской арене.

Сейчас, когда режим Асада, при поддержке России и Ирана, возвращает под свой контроль практически всю территорию Сирии, Путин хочет пожать плоды своих успехов. В частности, он предлагает странам ЕС, предоставившим убежище сирийским беженцам, вернуть их, при поддержке Москвы, на родину. Путин знает, что это предложение с восторгом будет принято правительствами, сформированными под руководством правых сил – в Австрии, Италии, Венгрии и Польше. Участие Путина в свадьбе главы австрийского МИДа было призвано продемонстрировать поддержку, которой он пользуется в ряде европейских столиц. Завершив краткий визит в Австрию, Путин отправился на встречу с канцлером Германии Ангелой Меркель. Президенту России прекрасно известно, что она находится под огнем правых сил вследствие политики, проводимой ей по отношению к беженцам.

Итак, Путин танцует, чтобы продвинуть интересы России. Он хочет, чтобы голоса его сторонников в Европе были слышнее, он стремится к отмене санкций, наложенных на его страну после украинского кризиса, он хочет поддержки своей политики в Сирии. Путин предлагает Евросоюзу соблазнительную сделку: Европа может освободиться от бремени сирийских беженцев в обмен на отмену санкций против России. Он просит Европу помочь в восстановлении разрушенных районов Сирии при том, что российские государственные и частные компании будут осуществлять общий контроль над реализацией этого проекта, получая соответствующие дивиденды. В этом и есть смысл вальса, исполненного Путиным в Австрии.

Жильбер Ашкар, «ХаАрец«, Б.Е.

Владимир Путин и Биньямин Нетаниягу. Фото: Амос Бен-Гершом GPO

 


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend