Наказание для нелояльных

В сентябре 2012 года кабинету министров было предложено утвердить назначение двух заместителей юридического советника правительства Йехуды Вайнштейна. Адвокат Шай Ницан был назначен помощником по специальным вопросам, адвокат Дина Зильбер – помощником по консалтингу.  В правых кругах не хотели назначения Ницана. Он считается врагом поселений. Министр юстиции Яаков Неэман добавил Зильбер в качестве утешительного приза.

Родители Зильбер репатриировались из Латвии. Она изучала юриспруденцию в тель-вивском университете и была парламентским помощником депутата от «Цомет» Муди Зандберга. Зильбер считается человеком право-либеральных убеждений. В свое время она работала в отделе министерства юстиции, который готовил ответы государства на апелляции в Высший суд справедливости (БАГАЦ).

До Зильбер помощниками юридического советника были люди левых взглядов, поэтому когда она заняла эту влиятельную должность, в правом лагере вздохнули с облегчением. Шесть лет спустя, благодаря министру юстиции Айелет Шакед, поселенческое лобби и некоторые журналисты буквально объявили охоту на Зильбер – нового демона. Яир Нетаниягу, сын премьер-министра, опубликовал пост, где Зильбер изображена  персонажем из фильма ужасов «Чиновница».

В минюсте и в политических кругах не найдется человека, который может обвинить Зильбер в нечестности, в отсутствии системы ценностей, в антисионизме, в нелюбви к Израилю. Большую часть срока на посту заместителя юридического советника правительства Зильбер провела в период, когда минюст возглавляет Шакед.

Зильбер не изменила свои позиции. Если что изменилось, так это ветер, дующий из кабинета министра, правительства и премьер-министра. Теперь это – ветер национализма и расизма. Обладателям других мнений, в особенности левых, пытаются затыкать рты.

Выступление Дины Зильбер на заседании юридической комиссии кнессета, где обсуждался законопроект Мири Регев о лояльности в культуре, можно рассматривать, как политический манифест. Да, это был уход с формальной правовой линии, которую обязаны отстаивать представители юридического советника правительства на заседаниях кабинета министров и  кнессета. Но слова Зильбер можно считать этическим и моральным актом. Даже самые сдержанные адвокаты время от времени ослабляют галстук и выплескивают то, что у них на сердце.

Вот что сказала заместитель юридического советника правительства: «Мы меняемся, и страна изменила лицо. Мы переживаем трудные дни, и они принесли с собой не только новые законы, но и новые слова – управление, лояльность, преодоление. Общественная дискуссия, которая оставляет шрамы на социальных тканях, ставит метки и навешивает ярлыки. И если есть тот, кто лоялен – значит, есть и предатели? Пятая колонна? И у нас есть послушные юридические советники, выхолощенные деятели искусства, обузданные СМИ, воспитанный и дисциплинированный народ, думающий как единое целое».

Министр социального равенства Гила Гамлиэль («Ликуд»), которая считалась одним из самых сдержанных членов правительства, резко отреагировала на слова Зильбер. Гамлиэль сказала, что на предстоящих выборах Зильбер стоит баллотироваться в кнессет в составе МЕРЕЦ или «Объединенного списка». Неудивительно. Наступает пора праймериз, надо попасть в основное политическое течение.

Нет сомнений, что Зильбер зашла слишком далеко. Левые поспешили грудью стать на ее защиту, но не надо заблуждаться: если бы в 2005 году один из ведущих сотрудников прокуратуры столь же прямо и резко высказался против эвакуации поселений из Газы и северной Самарии в рамках размежевания, левые атаковали бы его точно так же, как сейчас правые атакуют Зильбер.

Зильбер наверняка понимала, какую бурю вызовут ее слова. Вопрос, ожидала ли она столь болезненной и враждебной реакции министра юстиции. Шакед направила юридическому советнику правительства Авихаю Мандельблиту письмо, в котором перечислила ограничения, которые отныне наложила на Зильбер. Мандельблит ответил, что министр не имеет полномочий указывать Зильбер, где может появляться и выступать заместитель юридического советника, а где – нет. Зильбер работает у него, подчеркнул Мандельблит, а не у Шакед. Вместе с тем Мандельблит согласился приостановить участие Зильбер в разных государственных форумах впредь до изучения вопроса.

Ни для кого не секрет, что отношения Шакед с Мандельблитом далеко не так хороши, как были отношения министра с Вайнштейном. Мандельблит находится в сложной ситуации. Если он лишит Зильбер полномочий выступать от имени правительства, он будет выглядеть для Шакед половой тряпкой. Вряд ли это ему по душе. Если он позволит заместителю продолжать выступать по-прежнему, то осложнит собственные отношения с жестким министром, да и Зильбер будет нелегко на соответствующих форумах.

«Маневр, который совершила Зильбер в кнессете, был не против Шакед, — заявили на прошлой неделе ее коллеги, — он был в первую очередь против Мандельблита. Ведь юридический советник и Зильбер заранее согласовали то, что она должна сказать на обсуждении закона о лояльности в культуре. А Зильбер нарушила договоренность».

Что будет с Зильбер? В минюсте говорят, что вопрос будет закрыт между министром и Мандельблитом. Тем временем Шакед может поставить жирную «птичку» в собственном политическом ежедневнике.  В постоянной и скрытой борьбе между Шакед и главой «Еврейского дома» Нафтали Беннетом за сердца избирателей она записала в свой актив еще одну победу: пока Беннет в 700-й раз спорит с министром обороны Авигдором Либерманом, она нанесла очередной ощутимый удар левым прокурорам.

Йоси Вертер, «ХаАрец», Д.Н.

Фото: Оливье Фитуси.


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend