Деньги из воды: ученые ищут инвестора

Засушливая погода вот уже третий год «мучает» поля и сады Земли Обетованной. Но израильские ученые нашли способ даже в этих условиях повысить урожайность сельскохозяйственных культур – да еще и сэкономив немало воды для полива. Теперь они ищут инвестора, чтобы превратить сэкономленную воду в деньги.

Перед тем, как рассказать об инновационном методе, ответим на вопрос: какие условия для посева зерновых или овощных культур любой агроном сочтет идеальными? Их несколько. Во-первых, семена должны обладать почти стопроцентной и одновременной всхожестью. Во-вторых, расход воды на полив уже взошедших растений должен быть не очень велик. В-третьих, важно напрочь отказаться от пестицидов. И, наконец, в четвертых, генетический код — ДНК растений — должен быть сохранен в первозданном виде.

Это — предел мечтаний. Но в лаборатории химической инженерии Ариэльского университета уже узнали, как заставить семена растений восходить одновременно. Именно это действие — ключ к пониманию новой технологии.

— Все зерна гидрофобны (иначе говоря, отталкивают влагу, «боятся» воды). Зерно, которое не найдет влаги, умрет, то есть не взойдет. Чтобы этого не произошло, мы пропускаем электрический разряд через воздух и получаем ионизированный газ. Так получается плазма. Оказалось, если зерно пропустить через плазму воздуха, оно гидрофилируется — а значит, будет не отталкивать воду, а «пить» ее, что называется, взахлеб, — рассказал «Деталям» заведующий этой лаборатории профессор Эдуард Бормашенко. – И мы первыми экспериментально доказали этот факт – превратив зерно в субстанцию, которая любит пить воду.

Раз влага «добралась» до каждого зернышка, то, как следствие, увеличилась всхожесть растений. Обычно хорошим считается показатель всхожести в 85 процентов. У нас иногда доходило до 98 процентов. Однако, что еще важнее, мы добились одновременной всхожести, о которой мечтает каждый земледелец.

— Но ведь плазма иногда убивает?

— Вы не ошибаетесь. И в первую очередь плазма убивает микроорганизмы. Что мы и используем для стерилизации, дезинфекции зерна и семян. Так неожиданно оказалось, что наша технология дает еще несколько позитивных эффектов. Но главное, что у нас, в отличие от большинства современных методов, ни влага, ни плазма не проникают внутрь семян, то есть не нарушает святая святых – ДНК. Растения остаются генетически немодифицированными.

И еще: сейчас ВОЗ добивается, насколько возможно, снижения использования пестицидов. Но тогда резко и быстро падает урожайность. А при внедрении нашей методики можно и вовсе отказаться от пестицидов, — говорит профессор Бормашенко.

Это большой успех, достичь которому удалось, во многом, благодаря весьма солидному гранту Министерства экономики Израиля, выигранному учеными в рамках системы КАМИН (Фонд Israel Innovation Authority). Однако, открыв новый метод, они уже больше года пытаются его реализовать на практике – и все безрезультатно.

Почему? Потому что в их лаборатории — всего три маломощных плазменных устройства. Используя их, можно обработать не больше двухсот граммов семян в час. А для того, чтобы превратить открытие в действующую технологию, нужно неизмеримо больше. Этого на университетской базе сделать нельзя. Или, например, когда ученые пытались в лабораторных условиях смоделировать засуху, то добивались этого с помощью, смешно сказать, промокашек!

— А какова экономическая целесообразность внедрения вашего метода?

— Согласно прогнозам компании Global Industry Analysts, мировой рынок семян к 2022 году будет оцениваться в 130 млрд. долларов. По данным тех же аналитиков, рынок этот динамично растет в связи глобальными изменениями климата и увеличением потребления продуктов питания. Даже 1 процент сектора обеспечил бы устойчивую рентабельность компании, поставляющей обработанные плазмой семена.

И еще один довод: 70 процентов всей воды, потребляемой сегодня в мире, расходуется на полив. Наша технология позволит сэкономить до 10 процентов этой воды. То есть, если внедрить новшество только в Израиле, можно будет сэкономить столько воды, сколько «выпивает» население такого города, как Ашдод, — сказал профессор Эдуард Бормашенко.

Ефим Лоевский, «Детали». Фото предоставлено автором

На фото: профессор Эдуард Бормашенко (справа) и докторант Виктор Мультанен

тэги

Реклама





Send this to a friend