Фото: Sergei Guneev, Sputnik, Kremlin, REUTERS

День Воли в Беларуси

День Воли, отмечавшийся в этом году, как обычно 25 марта, отличался необычной волей, вроде бы представленной режимом Александра Лукашенко национальной оппозиции.

Напомним, что День Воли – годовщина принятия грамоты Рады БНР, декларации, объявляющей о создании Белорусской народной республики в 1918 году. Со времени распада Советского Союза он отмечался в Беларуси «Народным фронтом» и другими оппозиционными организациями, а официальные власти в Минске относились к этой дате без особой симпатии и мешали проведению праздничных мероприятий 25 марта.

Однако на этот раз, по крайней мере, на уровне риторики ситуация существенно изменилась. Бессменный президент страны Александр Лукашенко разразился длинной и оживленной тирадой по поводу Дня Воли. Он объяснил, что разные события по-разному видятся в разное время и под разным углом зрения. Даже страшную войну, навязанную миру нацистской Германией, ее виновники, с нашей точки зрения, варвары и негодяи, затевали, как они верили, во имя счастья своего народа и думали, что поступают правильно.

От этого президент Беларуси перешел к событиям в его стране в 1918 году. «Те люди, которые пытались создать независимую Беларусь, – говорит он, — не знали, куда броситься. Большевики разогнали Первый всебелорусский съезд, испугавшись, что эта часть империи может отколоться. Беларусь — ценнейшая для них была территория, они боялись ее потерять». Вместе с тем, по мнению главы государства, решение создателей БНР просить помощи у Германии не могло в полной мере обеспечить независимость Беларуси. «От одного сапога с востока побежали на запад под сапог кайзера».

И тут он сделал заявление, которое мало кто, по-видимому, ожидал услышать из его уст: «Но я просил бы не судить их строго, потому что нас там не было и мы это не переживали психологически, не понимаем, что тогда происходило. Страстное желание сделать Беларусь независимой могло толкнуть хоть к кайзеру, хоть черт знает к кому».

Впрочем, подводя итог сказанному, Александр Лукашенко задал себе вопрос: «Хорошая это страница в нашей истории?» и ответил: «Наверное, не совсем».

Но главное – не судить строго тех, кто боролся за независимую Беларусь сто лет назад, и, стало быть, тех, кто стремится почтить их память сегодня. Так почему же карательные и судебные органы в Беларуси так строго судили, по крайней мере, вторых — отмечающих День Воли? И почему даже в этом году под звук, казалось бы, столь толерантных заявлений президента все же по дороге в Минск на центральный митинг было задержано более ста желавших участвовать в нем. И почему накануне оказались за решеткой лидеры оппозиции такие, как Николай Статкевич, Владимир Некляев и другие? Отметим и положительные моменты – арестованные в большинстве своем были вскоре освобождены, а большой митинг-концерт возле Оперного театра в Минске состоялся.

И тем не менее, складывается ощущение, что пока речь идет об изменении лишь риторики президента Лукашенко и адресовано оно вовне, в первую очередь России – мол, к истории и настоящему Беларуси нельзя вечно подходить с былыми советскими мерками. Что же касается состояния дел внутри страны, то особых перемен, по-видимому, еще остается ждать в будущем.

Зеев Аврон, «Детали»
На фото: Президент Беларуси Александр Лукашенко.
Фото: Sergei Guneev, Sputnik, Kremlin, REUTERS

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend