День после выборов: Франция на грани политического кризиса

«Если только он не волшебник»: Клод Брайтман рассказала в «Деталях», почему новому президенту еще не скоро удастся приступить к спокойной работе

Обладатели французских паспортов в Израиле голосуют в Хайфе, Иерусалиме и Нетании. Клод Брайтман, президент кампуса франкоговорящих студентов Колледжа Нетании, рассказала: «Нет сомнений, что это исторические выборы. Ведь ничего еще не определено: Франция расколота надвое. Те, кто внизу — бедняки, рассерженные граждане, те, кто больше не способен и не готов мириться с сиществующей ситуацией — это половина страны! Из них 20% радикально правые, 20% радикально левые, и 8% людей, которые не относят себя ни к одному из политических флангов. Чуть ли половина граждан не готова принять результаты выборов, в зависимости от того, кто в итоге победит. Это создает угрозу самому существованию демократии».

В Израиле правом голосовать, по данным записи на первый тур, могут воспользоваться 57738 французских граждан. По данным посольства Франции, в первом туре правом голоса воспользовались только 28% избирателей. Макрон получил в Израиле 30.9%, а Марин ле Пен — 3.72%, то есть всего 311 голосов в первом туре.

«Остается открытым один большой вопрос, перед парламентскими выборами, которые пройдут через две недели: именно тогда мы узнаем, какая форма власти установится во Франции, какое правительство сформирует новый президент. У Макрона в данный момент нет своей партии — только относительно новое движение. Он должен будет получить поддержку от каких-либо партий, левых или правых. Поскольку и про Макрона трудно понять, он более правый или, скорее, левый, сейчас трудно определить, что же это будет за коалиция — возможно, очень разношерстная, почти как в Израиле. При этом силы, которые давят с нижних этажей — рабочие, учителя, то есть те, кому ничего не стоит в один момент забастовкой остановить всю страну — по всей видимости, будут оставаться очень и очень активны также после оглашения результатов выборов. Так что я не думаю, что новый президент сможет спокойно работать в ближайшие месяцы. Если, конечно, он не волшебник», — сказала Клод Брайтман.

Очевидно, что Марин Ле Пен не смогла избавить свою партию от антисемитского имиджа — хотя усилия к этому прилагала. Около двух недель назад она дала интервью обозревателю газеты «Макор Ришон» Исраэлю Иерушалми, сказав: «Все знают, что я порвала отношения с моим отцом, и мне это очень больно, потому что он мой отец. Политиков всегда можно обвинить в том, что рядом с ними замечен кто-то подозрительный — антисемиты также крутились вокруг Франсуа Вийона, Эмануэля Макрона, и Франсуа Миттерана, и даже де Голля».

Но, судя по оценкам обозревателей, евреи, живущие постоянно во Франции, все еще не готовы отдать голоса лидеру «Национального Фронта». А те жители Израиля, кто голосовал в первом туре за Франсуа Фийона (в Израиле за него было подано 60% бюллетеней), во втором туре, очевидно, поддержали Макрона или вообще не приняли участия в голосовании.

Эмиль Шлеймович, «Детали». Фотография Lorie Shaull — Own work, CC BY-SA 4.0

Размер шрифта

A A A

Реклама