Фото: Baz Ratner, Reuters

«Дело о подлодках» может ударить по другим оружейным сделкам Израиля

Волна арестов, прокатившаяся в последнюю неделю, показывает, насколько серьезны подозрения против фигурантов дела, получившего номер 3000 — о приобретении правительством Нетаниягу подводных лодок в Германии. В коррупционных схемах при заключении стратегических сделок могут оказаться представители элиты бизнеса и армии.

С самого начала мы слышим в этой связи имена экс-командующего ВМФ Израиля Элиэзера (Чайни) Марома, бизнесмена Михаэля Ганора (израильского представителя ThyssenKrupp), и бригадного генерала запаса Авриэля Бар-Йосефа, которого успел побывать главой Совета национальной безопасности, с назначения Нетаниягу. И несмотря на усилия сторонников премьера приуменьшить значение этого расследования, которые они предпринимали в последние месяцы, первые слушания под председательством судьи Эйнат Рон все-таки состоялись.

Судья Эйнат Рон — сама в прошлом полковник запаса. Когда нынешний юридический советник правительства Авихай Мадельблит возглавлял военную прокуратуру, Эйтан Рон служила главным обвинителем. Есть опасения, что на скамье подсудимых окажутся люди из высшего руководства Израиля.

Уже сам факт задержания адмирала Марома и замораживания его счетов в банке является беспрецедентным для Израиля. Вокруг Марома и Бар-Йосефа образовался целый круг старых генералов, которые оказывали им личную поддержку и содействие. На первом этапе расследование, помимо прочего, опиралось на жалобу движения «Омец», в которой бар Йосеф обвинялся в коррупции. Сразу два генерала в отставке стали уговаривать лидеров движения отозвать жалобу, на том основании, что Бар-Йосеф «хороший парень» и  «один из наших».

Нельзя игнорировать последствия, которое это дело может иметь за рубежом. В прошлом месяце Совет национальной безопасности Германии утвердил сделку с Израилем, но оговорил, что немецкая сторона может ее аннулировать, если оправдаются подозрения в коррупции. Несложно представить и то, как посмотрят в Пентагоне на сделки министерства обороны Израиля. Американцы склонны весьма серьезно относиться к подозрениям в коррупции при закупках вооружения. Возможны и другие последствия, которых пока мы не можем предугадать.

Прокуратура неоднократно подчеркивала, что сам премьер-министр не подозревается в коррупции. Однако огонь направлен на его ближайшее окружение. Принято считать, что Нетаниягу понятия не имел, чем его личный адвокат зарабатывает себе на жизнь. Можно даже предположить, что у премьер-министра нет нюха при выборе людей для его окружения. Ведь только в последнее время в юридических разбирательствах оказались замешаны Арье Харо, Перах Лернер, Натан Эшель и Гиль Шефер. Уже потом к этому списку присоединились адвокат Нетаниягу Давид Шомрон и Авриэль Бар-Йосеф.

План назначить Бар-Йосефа главой Совета национальной безопасности сразу вызвал подозрения. Говорят, что трое бывших глав Совета национальной безопасности высказывали сомнения в целесообразности такого назначения. И возможно, свою роль в выборе кандидатуры сыграл тот факт, что Бар-Йосеф хорошо разбирается в сделках с подводными лодками, кораблями, а также с договорами по продаже газа. Ранее Бар-Йосеф служил интендантом израильского флота (то есть отвечал за его имущество).

Но также это расследование вновь поднимает вопрос о статусе Совета национальной безопасности, основанного Нетаниягу в конце своей первой каденции, в 1999 году. Этот Совет не выполняет никаких полезных функций, но сохраняется Нетаниягу в качестве своего штаба, для контакта с органами безопасности и с другими государственными структурами.

Руководители Совета национальной безопасности меняются часто. Так, в январе 2016-го этот пост занял Йоси Коэн. После этого Нетаниягу назначил руководителем Бар-Йосефа, а затем руководителем Совета был назначен Яков Нагель, однако он отказался, настояв на том, чтобы числиться исполняющим обязанности, а не полноценным руководителем Совета. В апреле этого года очередным руководителем СНБ был назначен Эйтан Бен-Давид, но и его две недели назад Нетаниягу решил опять сменить. На этот раз пост займет некий М., глава Южного округа ШАБАКа (службы безопасности). Уже оговорено, что это будет не полноценное назначение, а испытательный срок на полгода, после которого станет ясно, способен ли М. выполнять эти обязанности.

Амос Харэль, «ХаАрец«. Фото: Baz Ratner, Reuters


Размер шрифта

A A A

Реклама