Дела Нетаниягу: дирижер и музыканты

Случайно или нет, приговор по делу Нохи Данкнера в Верховном суде в конце минувшей недели «пересекся» с «делом 4000» по подозрению в коррупционных связях бывшего владельца «Безека» Шауля Аловича с премьером Биньямином Нетаниягу. Благодаря этим «пересечениям», приговор Данкнеру усиливает позиции обвинения против супругов Нетаниягу и супругов Аловичей.

Представитель следствия подтвердил, что супруга премьера Сара Нетаниягу и его сын Яир подозреваются в причастности к получению взятки для главы правительства.

Роль Сары Нетаниягу (и, возможно, Яира) и Ирис Алович в деле о взяточничестве, какой бы она ни была, получила дополнительную важность из-за особых характеристик расследований с участием высокопоставленных персон, особенно Биньямина Нетаниягу. Люди  элиты не совершают преступлений в одиночку. Они также обычно не делают все своими руками.

Невозможно найти аудио- или видеозапись того, как Нохи Данкнер дает брокеру Итаю Штрому недвусмысленный приказ искусственно вздуть акции концерна IDB. Точно так же вряд ли можно найти прямые доказательства, что Алович предложил Нетаниягу комплиментарное освещение деятельности правительства на сайте Walla в обмен на регуляторные льготы и привилегии от Министерства связи, и Нетаниягу согласился на сделку.

Ничего не поделаешь, следственная группа по «делу 4000» должна представить юридическому советнику правительства убедительные доказательства. Только они приведут к подаче обвинительного заключения.

Но после решения по делу Данкнера больше нет необходимости доказывать, что у самого премьера была коррупционную связь на постоянной основе. Как и в случае Данкнера, следователям будет трудно доказать, что Нетаниягу лично занимался всеми деталями отношений с Аловичами. Но не исключено, что удастся доказать другое: окружение Нетаниягу — его жена и сын — находилось в постоянном контакте с человеком, который должен был обеспечить доброжелательное освещение на Walla.

Даже если Нетаниягу не инициировал коррупционную связь, в которой он подозревается, но знал о ней и продолжал свою работу, понимая характер связи, это создает доказательную базу совершения уголовного преступления с его стороны.

Обнародование того факта, что Сара Нетаниягу подозревается во взяточничестве по «делу 4000», указывает на юридическую структуру, которая выстраивается следствием: подозрение в получении взяток, как совместного деяния. Первая леди не находится в центре подозрений. Она — только канал для доказательства подозрений в отношении премьера.

В деле с акциями IDB Штром выполнял реальные операции по вздуванию цены, а Данкнер знал это и пользовался результатами. В «деле 4000» Сара Нетаниягу подозревается в исполнении, а ее муж – в том, что знал об этом и пользовался плодами ее трудов.

У каждого музыканта в оркестре собственная партия. Дирижер не должен играть на всех инструментах. Его дело – только махать палочкой.

Идо Баум, «ХаАрец» Д.Н.

Сара и Яир Нетаниягу. Фото: Амос Бен-Гершом, GPO

 


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend