Дан Маргалит: я не верю Нетаниягу

Впервые Биньямин Нетаниягу выглядел испуганным или потрясенным, когда вечером 20 февраля заверил израильских граждан в том, что его преследуют, и добавил, что не беседовал с Ниром Хефецем о назначении юридического советника правительства. Не может быть.

Вот мое свидетельство: в один ясный день в 2015 году Хефец позвонил мне и предложил встретиться. Я полагал, что его направили, чтобы уволить меня из газеты «Исраэль ха-йом» в связи с критическими статьями, которые я написал о главе правительства, а редактору Амосу Регеву неприятно это делать. Однако в кафе «Бейта» в тель-авивском районе Цахала меня ожидал сюрприз. Он спросил, согласен ли я встретиться с секретарем правительства Авихаем Мандельблитом, который был выдвинут тогда кандидатом на пост юридического советника. По его просьбе было согласовано, что это останется в тайне, по меньшей мере, до принятия решения, а также что беседа состоится в моем доме. В назначенное время Хефец прибыл с Мандельблитом и подвел итог.

Был долгий, стандартный разговор, без соблазнов и угроз. Я пообещал Мандельблиту, что разногласия между нами по делу, носящему имена Габи Ашкенази и Боаза Харпаза, не имеют существенного значения. Я возражал лишь против прямого перехода из секретариата правительства в канцелярию юридического советника правительства, а он утверждал, что если будет необходимо, он сможет привлечь Нетаниягу к ответственности.

Я не знал, что, когда он заявил это в комиссии по отбору кандидатов на государственные должности под председательством Ашера Груниса, Нетаниягу начал искать другого кандидата. Может быть, Гай Роткопф и даже Хила Герстель. Он не хотел ее? Верно. Но в охватившей его панике Нетианиягу действовал по шаблону, знакомому также по его борьбе за то, чтобы помешать избранию Реувена Ривлина на пост президента. Тогда он одновременно поддерживал Меира Шитрита и Биньямина Бен-Элиэзера, и любого кандидата из молотильни и винодельни.

Хефец не отклонялся от линии Нетаниягу ни на йоту и не отклонился бы от нее из-за Герстель. Возможно, он будет утверждать, что не намеревался (как в «деле 2000»?) и возможно скажет, что не знал (как во всех делах, открытых против него). Возможно, будет утверждать, что Эли Камир не понял то, что сказал ему Хефец (и в этом тоже нет ничего нового). Однако в вопросе о выборе юридического советника правительства Нетаниягу и Хефец едины. Возможно, у главы правительства есть удовлетворительное объяснение, однако ему придется представить его после предупреждения об уголовной ответственности.

Ни судью Герстель, ни ее коллегу, председателя Верховного суда Эстер Хают не затронуло предложение преступного характера. Однако поведение, в соответствии с которым можно торговать должностью юридического советника правительства, не чуждо Нетаниягу. Все это произошло в 2015 году, примерно через 18 лет после сделки «Бар-Он — Хеврон», из которой Нетаниягу вышел, отделавшись легким испугом.

Возможно, вопрос о Герстель исчезнет, поскольку в полном беспорядке, который в настоящее время царит в расследовании дел Нетаниягу, внезапно возникла серьезная угроза его политической жизни, когда его «правая рука» Шломо Фильбер стал государственным свидетелем. Если он смог (а это почти эквивалентно Шуле Закен против Эхуда Ольмерта), все возможно, и парад потенциальных государственных свидетелей может начаться в любой момент. Запах эпидемии распространяется среди обитателей соседних тюремных камер.

Дан Маргалит, «ХаАрец«, Ш.Ш.

На фото: Дан Маргалит. Фото: Дуду Бахар.


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend