Дайте бедняку удочку

«Дайте человеку рыбу — и он будет сыт в течение дня; научите его ловить — и он будет сыт на протяжении всей его жизни». Этой английской пословицей можно описать две стороны израильской дискуссии о том, как следует бороться с бедностью.

Два серьезных шага в этой сфере были сделаны с начала прошлого десятилетия: сокращение пособий, осуществленное в 2003 году Биньямином Нетаниягу, который тогда занимал пост министра финансов и выплаты работающим, получившим название «отрицательный подоходный налог» — он был введен в 2007 году. Это палка и морковь, призванные заставить людей работать, и меньше полагаться на систему социального обеспечения.

Десять лет после введения отрицательного подоходного налога принесли в казну государства доходы в размере, примерно, 7 миллиардов шекелей. Премия работнику составляет, в среднем, 3760 шекелей за год — это меньше, чем платят по аналогичным программам в других странах мира. То есть это и не рыба, и не удочка — это мальки.

Давайте проверим, оказался ли этот план успешным? Его главными целями было сокращение бедности и стимулирование людей выходить на работу. Вторая цель достигнута: уровень занятости вырос во всех секторах. Еще многое нужно сделать, чтобы убедить выйти на рынок труда мужчин-ортодоксов и женщин-арабок, но общая тенденция, несомненно, положительная, и это видно хотя бы по уровню безработицы, который в 2017 году снизился до исторического минимума в 4%. Это  исключительное рыночное достижение.

А вот к первой цели — снизить уровень бедности — мы движемся очень медленно. Из отчета о бедности, опубликованного институтом национального страхования «Битуах Леуми», следует, что в 2006 году в Израиле бедные семьи составляли 20% от общего числа, а в 2016 году — 18.6%. А в реальных числах количество бедных семей за это время увеличилось с 418 тысяч до 463,3 тысяч, как возросло и количество бедных детей — с 1,63 млн. до 1,81 млн.

И это при том, что и сама «черта бедности» сейчас, конечно, тоже пролегает выше, чем прежде. В 2007 году ее определяли в 1720 шекелей на человека, в 2016-м же бедными считаются те, на кого приходится не более 2608 шекелей месячного дохода. То есть без введения «отрицательного подоходного налога» и без повышения минимальной зарплаты бедняков было бы еще больше. Значит, хотя государственная политика и предотвращала рост уровня бедности, но не лишила Израиль сомнительного статуса одного из лидеров среди развитых стран, по числу бедняков в составе населения.

Премии за работу — это тоже некий вид пособий, выплачиваемых государством. Эту модель поддерживал и нобелевский лауреат по экономике, считавшийся одним из гуру свободного рынка, профессор Милтон Фридман. Число получателей таких доплат, реальных и потенциальных, у нас в стране стремительно росло: в 2010 году их было 100 тысяч, из которых 54 тысячи их на самом деле получили. В 2011-м правом на доплату могли воспользоваться уже 362 тысячи, в 2014 — 415 тысяч, и в 2016 году — 433 тысячи, из которых реально доплаты получают 291 тысяча человек.

Отрицательный подоходный налог выплачивается в основном людям, старше 55 лет и имеющим детей. Максимальная сумма выплат на человека — 495 шекелей в месяц. Но не будем называть эти выплаты удочками. Да, они наводят чуток лоска на статистику бедности, и да, они удерживают людей на рынке труда. Однако трудно сказать, что эти гранты являются реальным инструментом для выживания на рынке в трудные времена. Да, в последние годы экономика демонстрирует хороший рост — но смогут ли получатели этих пособий пережить кризис, местный или мировой, если он разразиться?

Наряду с сокращением одних пособий и выплатой других, необходима параллельная программа профессиональной квалификации. И то, что государство не ставит перед собой такой цели, можно счесть близорукостью.

Депутат Рахель Азария (Кулану) пробовала заручиться поддержкой министра финансов Моше Кахлона в продвижении ее законопроекта о профессиональном обучении для работников с большим стажем, потерявшим рабочие места. Этот закон был ей разработан после кризиса, который разразился в концерне «Тева» и приведет к увольнению не менее 1700 сотрудников. «Мне нужно несколько сотен тысяч шекелей», — сказала она Кахлону, придя в его офис на минувшей неделе, и тот сразу ответил: «Нет проблем, вы их получите». Та легкость, с которой ей удалось получить согласие, удивила ее — и она сразу заметила свою оговорку. «Несколько сотен миллионов шекелей», — уточнила она, и тогда министр сменил щедрость на осторожность. «Подождите. Сначала проведем бюджет на 2019 год, а потом уже поговорим», — сказал Кахлон.

Почему-то у государства нет мотивации вкладывать средства в профессиональную подготовку. Хотя именно учить людей «ловить рыбу» и было бы наилучшей инвестицией. Но низкий уровень безработицы создает впечатление, будто эта задача не является неотложной. А у нас, если что-то не срочно — то не случается вообще никогда.

Сами Перец, The Marker. Фото: 

тэги

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend