Страховой полис — не гарантия денег в трудный момент

Всеизраильский суд по трудовым конфликтам в ближайшее время собирается обсудить вопрос, который будет иметь важнейшее значение как для работников, так и для работодателей. Должны ли работодатели в Израиле страховать своих сотрудников на случай смерти или инвалидности? При этом даже в том случае, если работник выбрал другую программу страхования, не покрывающую эти случаи?

Конкретный случай касается женщины, которая начала сотрудничать в 2005 году с компанией «Галь-рав йоацим», а в марте 2008 года подписала соглашение со страховой компанией «Мигдаль». Спустя два года у нее диагностировали рак и полную потерю трудоспособности на полгода. Она обратилась к компании «Мигдаль», чтобы получить компенсацию за потерю трудоспособности. При разборе ее дела выяснилось, что ее пенсионное соглашение не включает в себя случаи инвалидности или потери трудоспособности.

Женщина подала иск в региональный суд по трудовым конфликтам в Беэр-Шеве с помощью адвоката Итая Бен-Хароша с требованием к работодателю выплатить ей компенсацию за потерю трудоспособности.

Дело рассматривалось на фоне вступления в силу закона об «обязательной пенсии». Этот закон 2008 года требует от работодателей отчислять деньги в пенсионный фонд за своих сотрудников. В расширенной версии закона говорилось о том, что отчисления в пенсионный фонд должны включать покрытия на случай смерти или инвалидности. Страхование может быть произведено в той же компании, в которой накапливается пенсионный фонд, или же в другой.

Работодатель, которого представлял адвокат Ави Михаэли, утверждал, что у истицы была возможность выбрать между разными видами страховых полисов – но она выбрала именно тот вариант, который не предусматривает пенсию по инвалидности.

В августе 2015 года судья Йоханан Коэн вместе с представителями общественности от имени работников и работодателей принял сторону ответчика.

«Рассмотрев спор между сторонами, мы установили, что истица знала о том, на какую страховую программу она подписана, поэтому мы не можем принять претензии на получение страховой пенсии, в которой она заинтересована».

Судья также добавил, что перед подписанием страховых документов истицу ознакомили с условиями полиса и предупредили об отсутствии страховки по потере трудоспособности.

«Присоединение сотрудника к определенной программе пенсионного страхования является сугубо индивидуальным решением, и работодатель не должен вмешиваться в него. Работодатель не обязан проверять условия страховой пенсии своего работника».

В заключении суда также указано, что в требованиях истицы имеется определенная справедливость, поскольку она не получила подробного объяснения всех опасностей подобного вида страхования.

Иск был подан во всеизраильский суд по трудовым конфликтам. В декабре 2016 года его председатель Игаль Флитман запросил мнение государства посредством консультации с генеральным прокурором, поскольку в деле возник глобальный вопрос об ответственности работодателя за выбор его работником вида страховой программы.

В заключении, выданном в июле 2017 года представителем прокуратуры, адвокатом Дороном Ефетом, указывалось, что работник имеет полную свободу при выборе программы страхования, если она удовлетворяет условиям законодательства. Работодатель не имеет права вмешиваться в выбор страховой компании или программы страхования. При этом Ефет опирался на закон, гарантирующий работнику свободу выбора.

Ефет добавил, что «возложение ответственности по вопросам страхования на работодателя в конечном счете может нанести вред интересам работников».

Обсуждение апелляции продолжилось в декабре 2017 года. Судья Варда Вирт-Ливне предложила сторонам договориться о компромиссе и выплатить истице сумму компенсации от 20 до 85 тысяч шекелей. Однако компания не согласилась с подобным предложением. Возможно, такое решение все же будет принято – но именно по данному конкретному случаю, чтобы оно не стало прецедентом.

Судья также предложила профсоюзам и организациям работников и работодателей шире информировать сотрудников о возможностях той или иной пенсионной программы.

Адвокат Бен-Харош отметил:

— В расширенной версии законодательства имеется шесть ссылок, касающихся права работников на пенсионную программу, включающую в себя выплаты по инвалидности или потере трудоспособности. Каждое дополнительное обязательство – это нанесение ущерба правам трудящихся, в особенности, их слабым слоям, и противоречит принципам законодательства.

Эфрат Нойман, TheMarker, А.Р.
Фотоиллюстрация: Офер Вакнин.

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend