Чтобы победить Нетаниягу, придется создать новую партию

Биньямин Нетаниягу заслуживает похвалы за его осторожное и рассчетливое поведение после последней вспышки насилия в Газе. Однако его осторожный подход не должен восприниматься как что-то, само собой разумеющееся, учитывая враждебную настроенность израильской обществености по отношению к ХАМАСу и широко распространенное мнение о том, что эта террористическая организация переиграла израильских военных и правительство с помощью воздушных змеев. Мир, возможно, осудил большое число жертв на разграничительной линией с Газой – но надо учесть, что при любом другом премьер-министре число жертв было бы еще больше.

Однако комплименты и похвалы, которые слышит Нетаниягу за примирение с ХАМАСом, не принесут ему радости — поскольку похвалы в основном слышатся с левого фланга политического спектра. Правые могут простить Нетаниягу почти все, на благодарность левых – этому нет прощения.

Нетаниягу уже имеет подобный опыт. В октябре 1998 года он подписал Вай-риверское соглашение (известное также как соглашение Вай-плантейшн. – прим. «Детали), которое должно было реанимировать соглашения Осло и передать часть Иудеи и Самарии Ясеру Арафату и палестинской администрации. Кнессет одобрил новое соглашение подавляющим большинством в 75 против 19-ти голосов. «За» проголосовали не только представители оппозиции, но даже арабские члены Кнессета. Нетаниягу взлетел до небес в опросах… Но затем земля ушла у него из-под ног. Правые восстали.

В  результате Нетаниягу, которого до выборов 1999 года считали чуть ли не Суперменом, потерпел унизительное поражение от Эхуда Барака. 

Сегодня, как кажется, положение Нетаниягу намного более устойчиво. Белый дом занят уступчивым Трампом, а не жестким Биллом Клинтоном. Нетаниягу выгнал из «Ликуда» всех «нарушителей спокойствия» и окружил себя пресмыкающимися подхалимами. У него нет такого харизматичного соперника, каким был Барак. 

Тем не менее выборы 1999 года стали как никогда близки. За год до майских выборов 1999 года победа Нетаниягу рассматривалась как предрешенная, в то время как шансы Барака колебались между «незначительными» и «несуществующими».

Однако как тогда, так и сейчас Нетаниягу преследуют обвинения в коррупции. Он чудом избежал обвинения по делу «Бар Он – Хеврон», когда генеральный прокурор, поддерживавший Арье Дери, был назначен в обмен на поддержку ШАСом сделки Нетаниягу с Арафатом. 

В апреле 1998 года газета «Едиот Ахронот» показала, что государство тратит около 5000 долларов в месяц на сигары «Коиба» для премьер-министра. И предполагала, что премьер-министр, возможно, имеет неучтенные источники доходов.

И хотя Израиль еще не достиг статуса «экономического чуда» и «нации старт-апов», Нетаниягу рассказывал избирателям, что мы никогда так хорошо не жили, как в 1999 году. Однако падение числа террористов-смертников позволило увидеть социальную несправедливость, монополию ультраортодоксов на религию, коррупцию наверху, а в первую очередь – вопиющие личные недостатки самого Нетаниягу.

На роль спасителя претендовал генерал Амнон Шахак, но иллюзии о его лидерстве быстро рассеялись. В конце концов все увидели отсутствие доверия у силовых структур к руководству Нетаниягу. 

Современные конкуренты Нетаниягу не могут приблимзиться к тому престижу, которым пользовался Барак перед выборами 1999 года. Сегодня Барак, как и Трамп, взялся за Твиттер, публикуя там едкие посты с нападками на Нетаниягу. 

Ожидаемая реакция Нетаниягу – такая же, как в 1999 году. Он воспользуется тактикой, которую применял в 1996 году против Шимона Переса, обвинив его в «злокачественой левизне» и «попытках раздела Иерусалима». С другой стороны, Нетаниягу развернет кампанию против СМИ, обвинив их в игнорировании своих звездных достижений. Проблема Нетаниягу в том, что ему негде развернуть кампанию против СМИ, кроме СМИ.

Нетаниягу попытается убедить своих сторонников в том, что того, о чем они читают в газетах, слышат по радио и видят по телевидению, просто не существует. 

Однако единственое поражение Нетаниягу на выборах в 1999-м году тем не менее может подсказать путь к победе его противникам.

Великий (ныне, к сожалению, уже покойный) певец Принс в свое время придумал лозунг:

«Когда наступит тысячелетний Апокалипсис, когда вр емена, казалось, приблизятся к концу пути – мы увидим победу партии, как в 1999 году». Кажется, в этих строчках Принс подразумевал победу Нетаниягу.

Однако его противникам следует помнить, что им нужная такая же партия, какая была у Барака в 1999-м году. И даже если на ноябрьских выборах вновь выиграет Нетаниягу, партия останется с ними.

Хеми Шалев, «Детали«. Фото: Алон Рон, 1999 г.


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend