Что стоит за интервью начальника генштаба саудовской газете

Интервью начальника генштаба ЦАХАЛа Гади Айзенкота саудовской газете «Илаф» всполошило не только саудовское королевство, но и весь арабский мир, где внимательно следят за мельчайшими признаками ожидаемых тектонических сдвигов, как только 32-летний кронприц Мухаммад бин Салман взойдет на трон. А это должно произойти до конца нынешнего года. Причем, при живом отце, что происходит крайне редко в арабских монархиях.

В такой ситуации интервью Айзенкота стало воистину беспрецедентным событием. Мало того, что за пять лет на посту он дал всего два-три интервью израильским СМИ, но ни один иностранный журналист не смог этого добиться. Сайт выходящей в Лондоне саудовской газеты стал первым, кто получил настоящую сенсацию. Его сотрудник Маджди Халаби уже неделю назад обратился с соответствующей просьбой в канцелярию начальника Генштаба, но ответ последовал только 16 ноября. И неудивительно, потому что для подобного интервью требовалась санкция главы правительства Биньямина Нетаниягу. А он был заинтересован в том, чтобы такая медиа-бомба взорвалась именно сейчас.

Назвав Иран общим врагом для Израия и Саудвовской Аравией, Айзенкот самым наглядным образом подчеркнул общие интересы двух стран, которые уже давно поддерживают негласные отношения, обмениваясь разведданными по разным вопросам — от планов «Хизбаллы» до иранской экспансии в Сирии.  Это интервью стало живым воплощением афоризма «Враг моего врага — мой друг». С врагами все так и есть, хотя до дружбы дело еще не дошло.

Возможное сближение с Саудовской Аравией входит в число наипервейших израильских стратегических интересов в сфере безопасности и политики. К первым относятся военные планы Израиля, направленные на превентивный удар по Ирану. Если до этого дойдет, Израиль нуждается не только  в саудовском воздушном пространстве, но и в том, чтобы Эр-Риад закрыл глаза на израильский удар, приветствуя его бесшумными аплодисментами.

Ко второй сфере относятся израильско-палестинские переговоры, которые давно занимают внимание саудовских правителей, разработавших в 2002 году собственный план урегулирования израильско-палестинского конфликта под названием «саудовская мирная инициатива». Он основан на отступлении Израиля к границам 1967 года и за прошедшие 15 лет был отвергнут всеми израильскими руководителями. Но активное участие Саудовской Аравии в новом мирном плане, теперь уже в редакции президента Трампа, и ее влияние на палестинцев делает израильско-саудовские контакты все более желанными.

Интервью начальника генштаба ЦАХАЛа появилось в самое подходящее время для будущего саудовского короля, критикуемого в консервативных светских и религиозных кругах за поспешность, авантюризм  и неудачи в йеменской военной кампании. В данном случае для Бин Салмана важно, что не политик, а самый высокопоставленный и профессиональный военный, опирающийся исключительно на данные уважаемой на Ближнем Востоке израильской разведки, повторил то, о чем говорит Саудовская Аравия: а именно, что если Иран не остановить сегодня — завтра будет поздно. Два шиитских полумесяца — один через Ирак, Сирию и Ливан, а другой из Персидского залива к Красному морю — сомкнутся воедино, создав новую персидскую империю. На этот раз  с возможной атомной бомбой.

Политическая подоплека интервью начальника генштаба состоит в том, что оно стало своеобразным свидетельстом кашрута для кронпринца Бин Салмана, которому сейчас позарез нужна поддержка арабского и западного общественного мнения в противостоянии с Ираном. Что касается израильских интересов, то упоминание Айзенкотом вместе с Ираном и «Хизбаллы», как потенциальной угрозы не только Израилю, но и всему региону, тоже сделало свое дело. Тем более, с добавлением прозрачного намека, что Израиль не хочет и не ищет войны ни с Ливаном, ни с Сирией.

В этом и есть основная польза интервью Айзенкота: Израиль помог саудовскому кронпринцу в трудную минуту, поддержав все его обвинения в адрес Ирана и «Хизбаллы», в надежде, что когда он станет королем, то не забудет вернуть долг.

Р.Р.
На фото:  начальник генштаба ЦАХАЛа Гади Айзенкот. Фото: Оливье Фитуси.


Размер шрифта

A A A

Реклама