О том, чего нельзя делать даже под страхом смерти

Доктор Иехезкель Лихтенштейн, сын и внук переживших и жертв Катастрофы, написал книгу «И вера в Тебя в ночи» о страшных вопросах, которые трагические события тех дней поставили перед религиозным евреем.

Вопросы эти, действительно, очень страшны: не о том, можно ли под страхом смерти нарушать субботние заповеди или есть некошерную пищу – об этом уже немало говорилось; а о том, скажем, позволительно ли заткнуть рот младенцу, чтобы не закричал и не выдал всех нацистам — даже невзирая на то, что ребенок может задохнуться?

Доктор медицинских наук университета Бар-Илан, раввин Лихтенштейн рассказал о себе и своей последней книге газете «Макор ришон».

В детстве Иехезкель не пропускал ни одной книги про Катастрофу. Мать, побывавшая в концлагере, вообще не говорила о тех страшных годах. Отец мог обсуждать их днями и ночами с кем угодно. На все кинофильмы о войне сын ходил вместе с отцом, несмотря на возражения матери.

«Это горело во мне. У меня не было ни бабушки, ни дедушки, ни одного дяди, ни одной тети – все погибли от рук нацистов и их пособников. Когда я немного подрос, я решил, что хочу разобраться в вопросе: религиозные предписания и обязанности на фоне Катастрофы», — рассказывает он.

Для книги «И вера в Тебя в ночи» он опросил тех немногих из раввинов, которые были в гетто или концлагерях в годы войны, а главное — работал с архивами, где нашел книги, мемуары, записи на интересующую его тему. О том, например, как раввины решали вопрос: «Позволительно ли врачу выполнять указание начальника гетто и прерывать беременность женщины, чтобы спасти ее и всю семью от смерти». Или упоминавшийся выше вопрос о затыкании рта ребенку. Или такой вопрос: можно ли есть человеческое мясо, чтобы спастись от голодной смерти?

«Писать было очень трудно, — продолжает он свой рассказ, — но, как врач, я делаю тяжелые, но необходимые вещи. Как это повлияло на меня? Нет, я не просыпался в холодном поту от кошмаров. Как-то, конечно, это повлияло на подсознание, но я выдержу».

«Я ни слова плохого не сказал в книге про юденрат, хотя есть страшные свидетельства. Но я не судья. Книга не для этого. Она для выведения Божественного начала из ужасов тех событий, для укрепления веры, для совершения добрых дел».

«У евреев, которые пережили ужасы Катастрофы и, казалось, не видели длани Создателя в событиях тех дней, был выбор: потерять веру или сохранить ее. И подавляющее большинство выбрали второй путь – исполняли заповеди, верили и воссоздали Государство Израиль. В этом, возможно, и есть промысел Божий и Его прославление».

Зеев Аврон, «Детали»
Фотоиллюстрация: Моти Кимхи


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend