Фото: Joshua Roberts, Reuters

Что евреи США говорят об Израиле

«В центре внимания – Ближний Восток». В интервью «Деталям» из Вашингтона депутат Ксения Светлова рассказала, что обсуждают сегодня участники ежегодной политической конференции произраильского лобби AIPAC. А также о том, почему журналистам не позволили освещать дебаты, посвященные… свободе слова.

Помимо премьер-министра Биньямина Нетаниягу, в работе AIPAC принимают участие министры Айелет Шакед, Цахи Анегби, Нафтали Беннет и Юваль Штайниц, а также депутаты кнессета от нескольких партий.

— Это ни с чем не сравнимое мероприятие по масштабу происходящего. Одновременно каждый час проходит более 30 обсуждений и «круглых столов» по различным темам, — сказала Ксения Светлова («Сионистский лагерь»). — Безусловно, в центре внимания – процессы, происходящие на Ближнем Востоке, но много говорят и о религиозном статус-кво в нашей стране, во всех аспектах: гиюр, гражданские браки, признание неортодоксальных течений иудаизма.

Я могу сказать, после множества бесед с присутствующими, что многих из них задевает и больно ранит отношение нашего правительства к тому, как развивается известная драма вокруг Западной стены. Почему соглашение по этому вопросу не выполняется. И почему течения консервативного и реформистского иудаизма не получают признания в Израиле? Мне задают вопрос, разве в Израиле не понимают, что большая часть евреев в мире — не ортодоксы? Становится ли Израиль постепенно страной, в которой единственными «правильными» евреями считают ультраортодоксов и представителей национально-религиозного лагеря? Если так, значит, в стране нет места всем остальным – реформистам, консерваторам, светским? Это — болевая точка, и она занимает центр многих обсуждений.

— В этом году, как и каждый год, подавляющее большинство тем обсуждается за закрытыми дверями. Причем в этом году одна из главных тем дебатов – проблемы свободы слова и свободы СМИ в Израиле. Но журналистов туда не пускают. Как вы можете объяснить этот парадокс?

— Почти все сессии, в которых я участвовала, были закрытыми. Не только о свободе слова, но и о ближневосточной политике, да практически все.

— Почему?

— Такова политика АЙПАК — чтобы люди могли говорить спокойно, не опасаясь, что их фразы могут быть вырваны из контекста. Это встречи единомышленников. Я впервые присутствую на этом мероприятии, и вначале точно так же удивилась, когда на первом же заседании сразу объявили, что журналистов здесь, разумеется, нет. Но если даже кто-то и прошел, то все происходящее — не для протокола.

— Что можно сказать об отношении к Биньямину Нетаниягу?

— Значительная часть присутствующих понимает, что нельзя закрывать глаза на коалиционный кризис, который разгорелся у нас. При всей их любви и уважении к премьер-министру Израиля они видят, что ситуация становится все более и более запутанной, и им все сложнее защищать его позиции, в том числе в конгрессе и сенате. Ведь это не клуб друзей по интересам, а политическое лобби, которое ориентировано на сотрудничество с конгрессменами и сенаторами. И когда эти конгрессмены и сенаторы задают вопросы, нашим друзьям становится все сложнее на них отвечать.

Есть еще один очень важный момент. АЙПАК построен вокруг принципа двухпартийности. Лидеры АЙПАК всегда стремились к тому, чтобы это лобби поддерживали и демократы, и республиканцы. Но в последние годы правления Барака Обамы была открытая конфронтация между ним и премьер-министром Израиля – достаточно вспомнить, например, приезд Нетаниягу на такую же конференцию АЙПАК и его выступление перед конгрессом, хотя он не был приглашен президентом США. Все это способствовало резкому падению популярности АЙПАК и его влияния на демократическую партию.

Сегодня у власти Дональд Трамп, но неизвестно, будет ли он переизбран на второй срок или нет. А потом все равно будут новые выборы, и демократы снова могут прийти к власти. И что это будет означать для АЙПАК и для Израиля, если окажется подорван этот очень важный принцип двухпартийности? Поэтому есть такие упреки, пусть завуалированные, но они звучат. Так что никакой самой яркой речью – а мы все знаем, что Нетаниягу прекрасный оратор – он не сможет затмить все то, что происходит сегодня, в том числе и подрыв принципа двухпартийности. Мне трудно поверить, что это пройдет незамеченным.

— Какова позиция АЙПАК по этим вопросам? Чем отличается взгляд американских евреев на проблемы Израиля?

АЙПАК поддерживает принцип «двух государств для двух народов» и не скрывает этого. Поэтому очевидно, что АЙПАК поддерживает интерес самого Израиля. Потому что отделение от палестинцев – в этом и есть интерес Израиля. Отделение от палестинцев — единственный способ сохранить еврейское демократическое государство, и эти слова здесь звучат постоянно. Не из уст израильских представителей, израильских ораторов или представителей левоцентристских партий, а от самих американских евреев, которые опасаются, что слияние в одно гибридное государство с палестинцами приведет к тому, что сионистский проект — а слово «сионизм» здесь считается священным — этот проект подойдет к концу. Поэтому произраильское лобби не обязательно должно придерживаться позиции премьер-министра или его партии. Именно потому, что это лобби произраильское, а не лобби Нетаниягу или кого-то еще. Лидер сменится, а Израиль остается всегда, кто бы ни был у власти.

А один из главных экспонатов здесь, можно сказать «гвоздь программы» – это «Железный купол». Он стоит на первом этаже зала конгрессов. Американская помощь идет в том числе и на создание батарей «Железный купол», и люди здесь понимают, что Израиль нуждается в сильной армии, должен оставаться сильным, мощным государством.

Но нельзя опираться только на военную силу. На генеральной сессии одна из популярных американских сенаторов-демократов сказала, что когда урезают бюджет госдепартамента, то потом придется тратить гораздо больше денег на оружие, потому что политика — это искусство опираться на две ноги: обороноспособность и дипломатию.

И я думаю, что всем израильским политикам, которые приезжают сюда, очень важно еще раз услышать эти слова. Потому что «Железный купол» не может спасти нас от всех бед. Сила действует, когда проваливаются все дипломатические усилия. Учитывая, что никаких дипломатических усилий нет вообще, трудно говорить о том, что исчерпаны все возможности, и осталось только развести руками и сказать: «Мы пытались, но у нас не вышло».

Гила Райт, «Детали». Фото: Joshua Roberts, Reuters

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend