Фото: Handout, Reuters

Что Эрдоган ищет в Киеве

В один из самых кризисных дней 2017 года Реджеп Тайип Эрдоган оказался в Киеве. Формально — на ежегодной встрече Стратегической группы высокого уровня, которую возглавляют президенты Украины и Турции. Но время визита выбрано не случайно.

Накануне киевского визита взаимоотношения Анкары с Вашингтоном опустились ниже уровня 2003 года — тогда Турция не предоставила американцам свою территорию для вторжения в Ирак. Вашингтон справился с режимом Саддама без Анкары, но запомнил. Отныне Турцию перестали считать безоговорочным союзником США.

Арест сотрудника американского посольства, гражданина Турции, 4 октября 2017-го года стал новой вехой в истории этих отношений. Вашингтон в ответ заморозил выдачу всех типов виз турецким гражданам, публично заявив, что отныне сотрудники дипмиссий США не чувствуют себя в безопасности. Турция отреагировала, исключив американцев из системы упрощенной выдачи виз в аэропортах, и закрыв возможность получения виз по интернету.

Стоит вспомнить, что жесткие шаги российского президента Владимира Путина после сбитого турками российского военного самолета Эрдоган оставил без ответа. До сих пор между Россией и Турцией существует визовая ассиметрия: россияне въезжают в Турцию без виз, а турки и турецкие помидоры так и не смогли  свободно пересекать российскую границу.

Несмотря на то, что администрация Трампа, потребовало от Анкары не пересекать сирийскую границу, турецкая армия вошла в сирийский Идлиб в тот момент, когда Эрдоган вылетел в Киев в 11:55 в понедельник.

Традиционно, у Анкары теплые отношения с Киевом. Они подтверждаются решением двух правительств не просто отменить взаимные визы, а впускать граждан обеих стран по внутренним документам. Киев рассматривает Анкару как альтернативу дихотомии Запад-Россия. А послания Эрдогана Вашингтону приобретают особый колорит именно в Киеве, который в последние три года полностью зависит от решений американских друзей.

К тому же публичная возможность переложить на Вашингтон ответственность за ухудшение американо-турецких отношений позволит несколько смягчить те упреки, которые Эрдогану пришлось выслушать от «друга Порошенко». Турция ведь не присоединилась к санкциям, введенным против России из-за оккупации Крыма, и это вызывает раздражение крымскотатарского населения, которое турки публично называют братским. Да и в самой Турции проживает самая многочисленная крымскотатарская диаспора в мире.

Суда под турецким флагом по-прежнему сохраняют второе место среди списка стран-нарушителей эмбарго морских портов Крыма. Сразу после российских. И хотя доля нарушителей снизилась с 27% до 10% от общего числа кораблей, заходящих в крымские порты, Анкара все еще не навела порядок в этом вопросе.

Эрдоган публично в Киеве вновь поддержал территориальную целостность Украины и назвал оккупацию Крыма «незаконной аннексией», но уклонился от ответа на вопрос, как будет его администрация реагировать на последние случаи репрессий против лидеров крымских татар. В сентябре российские власти осудили сразу двух заместителей председателя Меджлиса крымских татар: Ахтема Чийгоза к 8 годам за организацию митинга в Симферополе 26 февраля 2014 года в поддержку Украины и Ильми Умерова к двум годам колонии за публичное выступление — призыв к освобождению полуострова.

Европейские столицы и Вашингтон отреагировали на каждый случай незаконного осуждения украинских граждан и крымскотатарских лидеров. Анкара — лишь на один. Не случайно накануне визита Эрдогана глава Меджлиса и народный депутат Украины Рефат Чубаров назвал самым последовательным партнером крымских татар на международной арене США, и выразил сомнение, что Турция в ближайшей перспективе решится на жесткие меры по отношению к Москве.

И на московском, и на киевском направлении турецкий президент ставит одну задачу — увеличение товарооборота. Его цель к столетию республики в 2023-м году вывести турецкий экспорт на отметку 500 миллиардов долларов. Украине в этой бухгалтерии отводится 20 миллиардов, России — 100. Поэтому вряд Киев получит от Анкары что-то больше, чем церемониальную поддержку в ООН и дипломатическую риторику.

И тут уже от Киева зависит, насколько ему удастся поставить экономические ожидания Анкары в зависимость от своих политических желаний. Стороны до сих пор не подписали договор о зоне свободной торговли, речь о которой начали вести более десяти лет назад, еще при президенте Викторе Ющенко.

Впрочем, и «друг Порошенко» вряд ли будет желать от Эрдогана невозможного. Говорят, Петр Алексеевич до сих пор в восхищении от турецкого коллеги, который превратил «неудавшийся военный переворот» в жесткую вертикаль власти, и избавил себя от необходимости делиться этой властью с теми заклятыми друзьями, которые помогли ее заполучить.

Осман Пашаев — специально для сайта «Детали», Киев. Фото: Handout, Reuters

тэги

Размер шрифта

A A A

Реклама