Все дороги ведут к выборам

Интересы Кахлона

В последние недели в минфин поступили многочисленные запросы от международных рейтинговых компаний, которые просят разъяснений по поводу роста дефицита госбюджета, о чем Израиль официально сообщил полторы недели назад. Эксперты пытаются понять, в чем причина увеличения дефицита и как минфин собирается решать эту проблему; каков прогноз расходов и доходов правительства на ближайшие месяцы. Рейтинговые компании, как правило, очень консервативны, поэтому вряд ли в самое ближайшее время нам понизят кредитный рейтинг, но даже сам факт обсуждения такой возможности приведет к малоприятным последствиям для Израиля. Из минфина сообщили по этому поводу, что отдел главного бухгалтера поддерживает непрерывную связь с рейтинговыми агентствами по всем вопросам, связанным с экономикой и налогами в Израиле.

В последние дни Моше Кахлон наблюдал со стороны драматические события в правительственной коалиции. Уже несколько недель он говорит на разных форумах, что, с его точки зрения, пришло время провести выборы. В четверг он повторил эту мысль в беседе с Нетаниягу. У Кахлона нет сил на интриги, которыми плотно занялись все коалиционные партии, каждая из которых нацелилась на госбюджет, чтобы потрафить своим избирателям.

Кахлон и Нетаниягу несколько раз обсуждали вопрос досрочных выборов и даже пытались договориться о возможной дате. Но тут  Либерман смешал все карты. В любом случае, министр финансов не будет трудиться, чтобы сохранить нынешнее правительство до конца срока. Назначение Беннета министром обороны для Кахлона также не приемлемо. Ведь Либерман, с его точки зрения, это старый политический игрок, понимающий всю глубину ответственности. Беннета таковым министр финансов не считает. Идея присоединить к правительству Орли Леви-Абекасис, чтобы пополнить ряды коалиции хотя бы одним мандатом, Кахлону тоже не по душе. Ведь она вступит с ним в прямую конкуренцию в социальной сфере.

В отличие от других министров, Кахлон никак не пострадал от перемирия с ХАМАСом. Первые опросы общественного мнения после пресс-конференции Либермана обещают Кахлону 8 мандатов. Это больше, чем ему давали четыре года назад, до начала предвыборной гонки.

Кахлон заинтересован в проведнии выборов прямо сейчас, до публикации негативных финансовых данных, связанных с ростом дефицита госбюджета. Да и цены на недвижимость несколько стабилизировались в последние месяцы, что Кахлон считает достижениями своей политики, поэтому он хочет переизбраться до того, как тенденции на рынке могут измениться. Кахлон счел бы идеальным провести выборы 26 марта 2019.

Интересы ультраортодоксов

Арье Дери принимал активное участие в переговорах Нетаниягу с лидерами коалиционных партий. Он говорит, что его устроит любое решение. ШАС не пострадала электорально от перемирия с ХАМАСом, да и недавние муниципальные выборы добавили ветра в ее паруса. В разных городах за списки ШАС проголосовало 272 тысячи человек — в переводе на язык парламентских выборов это около 10 мандатов.

А вот «Еврейство Торы» предпринимает колоссальные усилия, чтобы выборы состоялись не раньше лета будущего года. Ведь «Знамя Торы», конкурирующая фракция во главе с Моше Гафни считает нынешнее правительство прекрасным и замечательным. Гафни хочет довести до конца законодательство, связанное с благотворительными фондами, которые дают беспроцентные ссуды «нуждающимся» и создают серьезные подозрения в коррупции. На введении жесткой регуляции настаивают международные и,прежде всего, американские организации. Все сроки уже прошли, и Израиль может оказаться под санкциями. Но Гафни тепло принимает руководителей фондов, практически все они являются ультраортодоксами, и на заседаниях финансовой комиссии пытается найти общий знаменатель с минфином и минюстом. Вряд ли другое правительство даст ему такую свободу действий.

Гафни также верит, что закон о призыве в армию, который готовит нынешнее правительство, это — максимум того, чего могут добиться ультраортодоксы. Поэтому он не заинтересован в падении правительства до принятия этого закона, который предполагает только экономические санкции против йешив, чьи студенты не будут служить в армии. Да и то большую часть санкций Гафни и Лицман смогут нейтрализовать еще на стадии подготовки закона в комиссиях. А Давид Амсалем («Ликуд») помогает им продвинуть идею повышения бюджетов йешив, что компенсирует потери, вызванные санкциями. По иронии судьбы, именно отставка Либермана может торпедировать этот закон, о котором мечтают ультраортодоксы.

Что касается Лицмана, он очень встревожен ростом популярности Лапида. Если лидер «Еш атид» станет премьер-министром, а Лицман не исключает такого сценария, интересы ультраортодоксов могут существенно пострадать. Поэтому Лицман, у которого очень хорошие отношения с Беннетом (добившимся повышения бюджетов для ультраортодоксальных школ), пытается сохранить правительство до самого последнего дня.

Интересы Беннета

Скорее всего, руками Беннета будет развалено самое благоприятное для его сектора правительство в истории – по крайней мере, с точки зрения госбюджета. Правительство вело себя очень щедро по отношению к поселениям за «зеленой чертой», выполняя все их просьбы и пожелания. Да и реформу в министерстве юстиции в духе идеологии партии «Еврейский дом», которую ведет к финалу Аелет Шакед, тоже можно считать большой победой. «Еврейскому дому» нужно довести эту реформу до конца. Но Беннету просто необходимо добавить титул министра обороны к своему резюме. Поэтому не стоит искать логику в его ультиматуме правительству.

Интересы оппозиции

Любое сохранение нынешнего правительства, которого добьется Нетаниягу, приведет к ослаблению всех его политических конкурентов. В первую очередь это касается Либермана, который будет «сохнуть» в оппозиции, превратившись в рядового депутата кнессета. Так произошло с Моше Яалоном, который уже два с половиной года остается вне кнессета и вне политики.

Конкурент внутри «Ликуда» Гидеон Саар, человек с отменным политическим чутьем, уже потребовал от Нетаниягу публичных извинений за обвинения в сговоре с президентом Реувеном Ривлином для захвата власти. Саар, как и Либерман, почувствовал, что перемирие с ХАМАСом ослабило Нетаниягу. И это — лучший момент для нападок на него.

Ави Габай, Орли Леви-Абекасис, Лапид, Яалон и Бени Ганц уже с нетерпением топчутся в ожидании выборов. Нетаниягу слаб, как никогда раньше — самое время для выборов с точки зрения оппозиции.

Интересы Нетаниягу.

С момента пресс-конференции Либермана Нетаниягу предпринимает все усилия для сохранения правительства. Даже если удастся протянуть еще два-три месяца – это уже прекрасный результат. Над ним, как Дамоклов меч, нависают расследования. Нетаниягу понимает ущерб своей политической репутации из-за перемирия с ХАМАСом, да и муниципальные выборы привели к потере «Ликудом» ряда стратегических городов. Все это заставляет его оттягивать выборы, насколько возможно.

Он может уступить Беннету и отдать ему пост обороны. Он может привести профессионального министра обороны, кого-то со стороны вроде Матана Вильнаи или бывшего директора ШАБАКа. Беннет не захочет оказаться главным виновником развала коалиции и досрочных выборов. Вопрос в другом, что Нетаниягу сможет сделать, получив такую отсрочку? Какого кролика он сможет достать из рукава? Ему нужны какие-то реальные достижения. Например. сделка по освобождению пленных из Газы, после чего он объяснит народу, что именно для этого понадобилось умиротворение ХАМАСа. Или нормализация отношений с Саудовской Аравией, Оманом или Катаром, что также будет воспринято, как победа. С другой стороны, если насилие на юге вспыхнет с новой силой, ему придется развязывать серьезную войну в Газе, и тогда он сможет прийти на выборы смелым и отважным победителем. Нужны ли Нетаниягу эти несколько месяцев для важных судьбоносных решений? Его оппоненты говорят, что его интересует только собственное политическое выживание.

Амит Хагай, TheMarker, Ц.З.

Фото: Ави Охайон


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend