Черные списки Главного раввината

Недавнее решение Высшего суда справедливости лишило Главный раввинат монополии на кашрут, но не затронуло другой монополии — на брак и развод. Поэтому только он определяет, кто в Израиле может вступить в брак, а кто нет. Проиграв дело по судебному иску на основе Закона о свободе информации, Главный раввинат был вынужден признать, что у него есть два черных списка: «Лишенные права на брак» и «Требующие прояснения еврейского статуса».

Преимущественно в эти списки попали выходцы из СНГ, поэтому счет идет на сотни тысяч репатриантов. Они вошли в список «Лишенных права на брак», будучи признанными неевреями. И лишь малая часть может быть евреями, но не смогла этого доказать специальным следователям раввинатского суда.

Если человек оказался в списке «Лишенных права на брак», ни он, ни его дети никогда не смогут вступить в брак в Израиле. Более того, вместе с ним в черном списке окажутся все его родственники с материнской стороны: родные и двоюродные братья и сестры, дяди  и тети.

Как стало известно, с 2011 по 2016 гг. было 100%-е увеличение числа граждан, «требующих прояснения» и 450%-е увеличение тех, кто был отвергнут раввинатскими судами, как неевреи.

Ситуация становится чуть ли не абсурдной в случае тех, кого добавили к черному списку после того, как они уже вступили в брак под эгидой Главного раввината, из чего следует, что в прошлом госрегистраторы и раввины признали их евреями.

Эта группа израильских граждан и подала сейчас иск в Высший суд справедливости, требуя прекратить практику Главного раввината инициировать расследование еврейского статуса граждан, которые об этом не просили.

В одном недавнем деле сразу четверо членов большой семьи оказались в черном списке после того, как кузина с материнской стороны решила зарегистрировать брак, но ее доказательства еврейства были отвергнуты следователем Главного раввината.

По словам директора Еврейского информационного агентства, раввина Сета Фарбера, Главный раввинат явно отклонился от еврейского нормативного кодекса «Шулхан арух», где черным по белому написано, что «у всех семей есть презумпция кошерности и каждый может вступить с ними в брак априори». Как сказано в «Шулхан арух», «всякий, кто подвергает поношению других лиц и говорит, что они незаконнорожденные, подозревается в том, что он сам незаконнорожденный. Если он говорит, что они – рабы, мы подозреваем его в том, что он сам – раб, ибо всякий, кто отвергает других, делает это на основе своих пороков».

На это раввин Элияху Маймон, возглавляющий отдел личного статуса и прояснения еврейства в администрации раввинатских судов, сказал, что судьи тоже знакомы с установлениями «Шулхан арух». Он заявил, что раввинатские суды вовсе не ведут охоту на тех, кто может быть не евреями, и настаивал, что все расследования его отдела профессиональны и основательны, а его следователи — эксперты в своей области, которые отправляются в соответствующие страны, используя национальные архивы в поисках документов советского периода.

На вопрос, как может быть, что в прошлом чиновники раввината подтвердили еврейский статус для брака, в то время как сегодняшние чиновники его отменили, раввин Маймон сказал, что его отдел «разработал новые инструменты», чтобы более основательно исследовать архивные документы.

Тем не менее, раввин Фарбер уверен, что практика раввинатских судов ставит в опасность права более одного миллиона израильских граждан из бывшего Советского Союза, подвергая сомнению их еврейство.

Фото: Гиль Коэн Маген

 


Размер шрифта

A A A

Реклама