Фото: Vasily Fedosenko, Reuters

«Черная метка» для российских олигархов

Ожидается, что в начале февраля 2018 года американские власти огласят «черный список» российских олигархов, близких к президенту РФ Владимиру Путину, а также российских компаний, так или иначе связанных с Кремлем.

Алексей Макаркин, вице-президент Центра политехнических технологий, сказал «Деталям», что потенциал новых санкций «подцепил олигархов на крючок»: они почувствовали действительную угрозу и обеспокоены предстоящей февральской оглаской. Ведь она ударит, прежде всего, по кремлевским связям — иначе говоря, по самой болевой точке, самой основе выживания крупного бизнеса в России.

Заочно солидарен с Макаркиным и Билл (Уильям) Браудер — международный финансист и инвестор — руководитель инвестиционного фонда Hermitage Capital Management, который с 1995 по 2006 годы был одним из крупнейших (по некоторым оценкам — крупнейшим) зарубежным инвестором на российском фондовом рынке. На своей странице в соцсети «Твиттер» Браудер написал: «Российские олигархи начинают в срочном порядке отдаляться от Путина из-за страха быть добавленными в «черный список» американских санкций. В Москве начинается паника».

Сложно сказать, не преувеличивает ли Браудер, который в июле 2013 года был заочно приговорен российским судом к девяти годам колонии общего режима. Но агентство финансовых новостей Bloomberg предположило, что президент РФ Владимир Путин постарается обратить эту панику в свою пользу, чтобы побудить богатых россиян вернуть хотя бы часть зарубежных активов, которые, по оценке Национального бюро экономических исследований в Кембридже, превышают сегодня триллион долларов. Размер финансовых активов, размещенных богатыми русскими в Великобритании, Швейцарии, на Кипре и в других странах, и в оффшорных зонах превышает размер финансовых активов всего населения России.

Еще летом конгресс США требовал от администрации Трампа в течение 180 дней представить подробный отчет о «наиболее влиятельных политических деятелях, а также об олигархах и принадлежащих им компаниях, определяемых их близостью к российскому режиму».

Многочисленные реляции, сообщающие о том, что, дескать, новый виток американских санкций не страшен российской стороне не должен вводить в заблуждение; возросшая активность вашингтонских лоббистов, представляющих интересы российских клиентов свидетельствует о том, что многие представители российской элиты не хотели бы, чтобы их соотносили с ближайшим окружением президента РФ.

Рассказывают, что когда юристы из Debevoise & Plimpton провели семинар в Москве, чтобы объяснить влияние нового законодательства США о санкциях, то пришлось срочным порядком арендовать зал в гостинице, чтобы вместить всех записавшихся на лекции.

«Ларчик открывается просто»: человеку, попавшему в «черный список», грозят различные санкции, а возможность отлучения от доллара и американской банковской системы может парализовать его бизнес. Но даже в случае, если санкции против него не будут введены, все равно «человеку из списка» станет сложнее вести свои дела на Западе.

Не так давно на веб-сайте еженедельной газеты Politico Europe, выходящей в Брюсселе, появилась любопытная аналитическая статья «Список, который волнует всех в Москве». Ее написали Андерс Ослунд и Дэниел Фрид, два видных эксперта из The Atlantic Сouncil — американского неправительственного аналитического центра, занимающегося исследованиями в сфере международных отношений.

По словам Ослунда и Фрида, обращаясь к правительству США, они настоятельно советовали при составлении «списка» учитывать следующие критерии: близость «кандидата» к Кремлю, вне зависимости от того, сумел ли он накопить состояние, прибегнув к коррупционным схемам в кооперации с режимом, или распоряжался, хранил у себя на счетах или переводил средства, принадлежащие президенту Путину.

Но и это еще не все. Ослунд и Фрид говорят о семи категориях людей и компаний, которые, по всей видимости, войдут в число «персон нон грата»:«(1) Ответственные за агрессивные, коррумпированные или уголовные операции в России или за ее пределами; (2) близкий круг друзей Путина из Санкт-Петербурга, возникший уже в начале 1990-х годов; (3) «золотые дети» олигархов, которые чуть ли не в нежном возрасте стали богатыми топ-менеджерами; (4) личные друзья Путина, те, что переводят «стрелки» на себя, прикрывая президента от излишнего пристального внимания, а заодно выступают в качестве «хранителей сокровищ», принадлежащих тому же президенту; (5) олигархи — крупные бизнесмены, выигрывающие от прямого бизнеса с Кремлем; (6) коррумпированные руководители государственных предприятий, которые обязаны своими местами близким отношениям с Путиным и используют полученным ими привилегии для откровенного воровства; а также (7) соответствующие компании, принадлежащие этим людям».

Как считают Ослунд и Фрид, в «черный список» войдут, примерно, сорок имен; Они говорят, что «сфокусирован он будет не на количественном показателе, а на степени худшего», что отделит истинных «плохишей» от тех, кто платит дань Кремлю по принуждению и хотел бы не зависеть от него.

Правда, есть и другая точка зрения. Ее изложила агентству Bloomberg социолог Ольга Крыштановская, которая занимается изучением правящих элит. Крыштановская руководит исследовательским центром «Лаборатория Крыштановской», а также является главным научным сотрудником Института социологии российской академии наук. В соцсетях ее порой называют советником партии «Единая Россия».

Отвечая на предположение, что публикация «черного списка» преследует цель вбить клин между президентом РФ и правящей российской элитой, Крыштановская признает, что санкции могут в какой-то степени осложнить жизнь некоторым людям из ближайшего окружения Путина, но это обстоятельство вряд ли сможет стать инструментом давления на него. И уж, тем более, обречена на провал попытка сменить правящий курс. Она утверждает: «Вы не можете находиться в России и конфликтовать с Путиным. Если Запад думает, что, таким образом, он может свергнуть Путина, это — глубокое заблуждение».

Марк Котлярский, «Детали». Фото: Vasily Fedosenko, Reuters

тэги

Реклама




Send this to a friend