Чем больше жалоб на судью — тем больше шансов, что его… повысят

Адвокат, член внутреннего суда Коллегии адвокатов Илья Вайсберг прокомментировал для «Деталей» отчет Управления по рассмотрению жалоб на судей.

Согласно этому отчету, в 2016 году на израильских судей было подано 825 жалоб, из которых лишь 76 (то есть 9%) были признаны обоснованными. В нем также приводятся весьма пикантные высказывания израильских судей. Например, один из них позволил себе в ходе процесса заявить одной из сторон «Ты – не мужчина!» – видимо, перепутав зал суда с городским рынком. Другой судья высказал мнение о том, что «в суде вершат суд, а не ищут справедливость («цедек»). «Цедек» («справедливость») – это название планеты!». Он был по своему прав — Юпитер на иврите называется Цедек.

— Прежде всего, какое впечатление произвел на вас нынешний отчет Управления по жалобам на судей?

— Если честно, никакого. Совершенно ординарный отчет, мало чем отличающийся от аналогичных отчетов прежних лет, — говорит адвокат Вайсберг. — Две трети отчета глава Управления отставной судья Элиэзер Ривлин посвятил славословию в адрес самого себя и своего ведомства, и описанию того, какую. важную работу оно проделывает. И его можно понять: судья Ривлин заинтересован в том, чтобы Управление продолжило существование, и он как можно дольше оставался его председателем.

— Но согласитесь, речь идет о чрезвычайно важной структуре…

— Кто же спорит? Известно, что в нашей стране очень трудно стать судьей, но если ты уже стал, то становишься практически неприкасаемым. Судью практически невозможно уволить, он может сидеть в своем кресле даже после того, как против него выдвинуто обвинительное заключение, да и последнее может быть подано только с одобрения главы Верховного суда.

В этой ситуации появление несколько лет назад Управления по жалобам на судей было чрезвычайно важным событием – наконец-то появился орган, который вроде бы, хоть как-то позволял контролировать деятельность судей и призывать их к ответу. Но дело в том, что пост начальника Управления почти сразу же стал синекурой для отставных судей высшего эшелона судебной системы, и судья Ривлин в этом смысле не исключение.

Таким образом, этот отчет очень напоминает мне то, как в свое время советских школах завуч журил за что-то молодого педагога или старшего пионервожатого. Думаю, вы меня поняли.

— В отчете говорится о жалобах, а чем недовольны люди чаще всего? Не секрет, что многие решения израильских судей порой вызывают, мягко говоря, недоумение…

— Нет, если вы недовольны приговором, то вы имеет право подать апелляцию, кассационную жалобу, и подобные претензии Управление не рассматривает. Речь в отчете идет именно о жалобах на неподобающее поведение судей. В первую очередь, на то, что они оказывают совершенно неоправданное давление на одну из сторон с целью заставить ее прийти к компромиссному решению.

Судей в том смысле тоже можно понять: нагрузка у них огромная, а подобные решения позволяют закрыть дело и избавляют от написания грамотного обоснования приговора (в том, что это действительно очень тяжелый труд, я могу вас заверить, как член внутреннего суда Коллегии адвокатов).

Но с другой стороны, такое давление непозволительно. Тем более, что после навязанного одной из сторон компромиссного соглашения практически бессмысленно подавать апелляцию.

— В целом жалоб на суды не так уж много. Может быть, потому, что многие из тех, кто хотел бы их подать, просто боятся сделать это?

— Вне сомнения. Для адвоката подать жалобу на судью — это вообще самоубийство. Но мы не советуем этого делать и клиентам, даже если они возмущены до глубины души и в чем-то правы. Представьте себе, что вы подаете жалобу на судью, который ведет ваше дело. Первым делом Управление отсылает эту жалобу самому судье для ознакомления и ответа. Как вы думаете, каким после этого будет исход вашего дела?!

— Какие последствия имеют жалобы, признанные обоснованными, для судей, против которых они были поданы?

— Отличный вопрос. Если судей, на которых поданы серьезные жалобы, их все же вынуждают уйти в отставку, но потом снова привлекают к работе в судах в качестве «шофет-амит» — судьи-фрилансера. То есть полноценного судьи с произвольным рабочим днем, который сам выбирает, какие дела ему вести. И это вызвало возмущение судьи Ривлина.

Судья Гила Герстель. Фото: Оливия Питуси

От себя добавлю: очень часто именно тех судей, против которых подано наибольшее количество жалоб, отправляют на повышение – просто, чтобы таким образом от них избавится. Это стало обычной практикой для армии и госучреждений.

— В начале нашего разговора вы сказали, что должность главы Управления становится синекурой для ее председателя, который сам является, прежде всего, «человеком системы». Но нельзя ли потребовать того, чтобы на эту должность приходил человек извне, подлинно независимый и объективный?

— Разумеется, это было бы лучше. Но вы вспомните, как не так давно на пост главой Управления по разбору жалоб над прокуратурой была назначена поистине блестящая судья Гила Герсталь, действительно независимая и желавшая честно делать порученное ей дело. И где сейчас судья Герсталь?! Ее, как говорится, «съели без соли».

Петр Люкимсон, «Детали». Фото: Эмиль Сальман

Размер шрифта

A A A

Реклама