Бунта не будет

Россию накрыла волна катастроф. В Кемерово, в здании торгового центра «Зимняя вишня», заживо сгорели 64 человека. По предварительным данным, основная причина того, что погибло так много людей — грубейшие нарушения элементарных правил пожарной безопасности (например, все аварийные выходы были перекрыты, а свидетели показали, что охрана торгового центра не пропускала детей на лестницы, ведущие к выходу).

То, что произошло в подмосковном Волоколамске, тоже можно охарактеризовать одним словом: катастрофа. Посудите сами: из-за свалки Ядрово, в результате выброса отравляющих веществ, с тяжелейшими отравлениями были госпитализированы 152 ребенка! Аналогичная обстановка сложилась и в других городах Подмосковья: в Коломне, Ногинске и прочих. Под угрозой оказались жизнь и здоровье более одного миллиона человек. Вот почему многие экологи уже начинают сравнивать ситуацию в Подмосковье с трагедией в индийском Бхопале.

Но вот что странно: с одной стороны, вроде бы после этого в ряде городов Подмосковья вспыхнули стихийные народные протесты. Жители Волоколамска чуть ли ни с кулаками набросились на местную администрацию, и обозреватели всерьез заговорили о «русском бунте». Например, политик Ирина Хакамада сказала, что «это тот пожар, который может превратиться в революцию». Но в то же время, согласно скупым сообщениям сервильных российских СМИ, жители Подмосковья «верят Путину» и даже прогнали Навального. По данным ЦИК, 44 процента волоколамцев принимали участие в выборах, и 70 процентов из них проголосовали за Путина.

В чем же дело? Мы попросили социолога Игоря Эйдмана рассказать о причинах столь странного поведения россиян.

— Действительно ли страна оказалась на пороге «русского бунта»?

— Сначала я хотел бы немного поправить: Навальный не приезжал в Волоколамск – это миф, распространяемый прокремлевскими блогерами. Я читал опровержение. Насколько я понимаю, были какие-то переговоры. Я видел эти кадры, на которых люди говорили, что это не политическая акция и здесь политики не нужны.

Что касается голосующих, то процент проголосовавших был очень низким: 44 процента — существенно ниже, чем в целом по Москве и Подмосковью. То есть эти события отразились на голосовании. Возможно, даже сильнее, чем кажется на первый взгляд. Наверняка, как и по все стране, были фальсификации по раздуванию и явки, и голосов за Путина.

Что касается вопроса «будет ли бунт» — не следует преувеличивать значение этих событий. Мы все склонны быстро «загораться»: вот дальнобойщики поднялись, шахтеры возмущаются, и так далее. В стране, конечно, много проблемных точек и проблемных групп населения, недовольных какими-то конкретными – обращаю особое внимание: не режимом в целом, а какими-то конкретными! – вещами. Например, этими свалками. Но это не означает, что люди готовы к бунту. Конечно, это сигнал, что из-за коррумпированной мафиозной системы все больше людей сталкиваются с какими-то конкретными социальными проблемами. Заметьте: наши люди бунтуют не просто так. Они бунтуют, когда ущемляются их жизненные интересы.

Есть «пирамида Маслоу», в основе которой лежат базовые потребности. Вспомните: Февральская революция началась с того, что в Петроград не завезли хлеб! И сейчас люди в Подмосковье выходят на улицы потому, что речь зашла об их базовых потребностях: у них дети стали задыхаться.

Но такая революция была бы возможна, если бы, не дай бог, подобная проблема возникла  по всей России, и власти по всей стране стали бы травить население, подобно тому, как это сейчас происходит в Волоколамске. Этого, к счастью, не случится, потому что проблема свалок все-таки локальна.

Для того, чтобы в России реально возник какой-то бунт, надо, чтобы жители, прежде всего столичные, столкнулись с каким-то ущемлением их базовых потребностей: в еде, жилье, безопасности… Если, не дай бог, подобные события произошли бы – например, дефолт с резким ростом цен, чтобы вынудило бы людей отказывать себе в самом насущном; или глобальные экологические проблемы в мегаполисе; или военные проблемы (как это было в Первой мировой войне, когда были огромные потери на фронте) – вот тогда, возможно, бунт и возник бы. Но в данном случае базовые потребности были ущемлены у относительно небольшого количества людей в маленьком городке.

Люди не готовы к политическому противостоянию, потому что понимают: они изолированы, их конкретные проблемы, к сожалению, можно решить только с помощью власти. Безусловно, Алексей Навальный не в состоянии решить эту проблему. Возможно, жители Волоколамска ему и симпатизируют, но Навальный не в состоянии закрыть свалку: это могут сделать только власти. Вот почему жители Подмосковья не хотят конфликтовать с федеральной властью. Но еще раз подчеркиваю: если бы такая проблема проявилась по всей стране, или хотя бы в Москве, то настроения были бы совсем другими, и претензии к власти предъявлялись бы в куда более жесткой форме.

— Но в таком случае как объяснить на редкость равнодушную реакцию россиян на массовые фальсификации на минувших выборах?

— Ситуация с 2012 года, когда были массовые протесты — так называемое «движение белоленточников» — изменилась. Тогда Навальному и всей той компании, которая выводила людей на улицы, удалось вызвать у москвичей и жителей крупных городов негодование. К сожалению, дальше лидеры «белоленточников» все спустили на тормозах, все превратилось в балаган и бессмысленное сотрясение воздуха.

В какой-то момент люди поверили, что они «здесь власть» и что-то могут сделать. Но затем все убедились, что ничего сделать не могут. Так зачем копья ломать, если ничего не меняется? Люди не мотивированы действовать, если протест заранее обречен на неудачу.

Социальная психология так устроена, что человек не будет участвовать в заведомо обреченном деле. Вот почему люди в России сегодня не мотивированы на протест. Ну и, конечно, не следует забывать, что с 2014 года с стране накачивается «ура-патриотическая истерия», создается атмосфера осажденной крепости, что сильно укрепило позиции власти.

Обратите внимание: у молодежи – видимо, по наивности – возникла надежда, что Навального допустят до выборов, и его начали активно поддерживать. С этим и были связаны молодежные протесты: с наивной надеждой на шанс, на какие-то перемены. Но когда Навального до выборов не допустили, все надежды лопнули, как мыльный пузырь. Вот почему протест в России пошел на спад.

Юрий Гиммельфарб — специально для сайта «Детали». Фотоиллюстрация: Pixabay

тэги

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend