Будет ли в этом году война с Ираном

Вечером 5 января бывший начальник военной разведки, директор Института стратегических исследований, генерал запаса Амос Ядлин дал интервью телеканалу израильской телерадиовещательной корпорации «Кан».

Главный тезис Ядлина состоял в том, что в новом году есть шансы на вооруженную конфронтацию Израиля с Ираном в Сирии.

Ядлин, конечно, помнит, в какую лужу сел один из его предшественников, генерал Эли Заира, заявивший правительству в самый канун Войны Судного дня, что «есть низкая вероятность войны».

Поэтому Ядлин говорит не о войне, а о конфронтации. Но и в этом понятии есть слово «фронт». Тот самый сирийский фронт, на котором уже прочно обосновались две державы — Россия, ставшая хозяином в бывшей Сирийской арабской республике, и Иран, задумавший возродить персидскую империю от Ближнего Востока до Африки, и все больше воплощающий этот план с каждым захватом новой сферы влияния — в Ираке, в Ливане, в Йемене, а теперь и в Сирии. Причем, главная цель иранского генштаба, по мнению Ядлина, состоит в максимальном приближении иранского экспедиционного корпуса к израильской границе на Голанских высотах.

Не следует думать, что этот план созрел в Тегеране в ходе войны в Сирии. Еще в 2009 году, на совещании генштаба, начальник исследовательского отдела военной разведки, генерал Йоси Байдац сообщил, что в арсенале «Хизбаллы», ежегодно получающей от Ирана 800 млн. долларов, находятся сотни сверхточных ракет, нацеленных на важнейшие стратегические объекты Израиля — электростанции, воздушные и морские порты военные базы, символы власти.

Замысел иранцев состоит в том, чтобы окружить Израиль такими ракетами с разных сторон: на севере — из Ливана и Сирии, на юге — из сектора Газа. И, таким образом, зажать Израиль в «ракетные клещи». С тех пор гонка наперегонки со временем для нейтрализации иранской угрозы продолжается девятый год: Израилю не удалось сорвать ядерную сделку с Западом, а Иран продолжает и ядерную, и ракетную программу. Да еще готовится строить заводы по производству ракет в Ливане и в Сирии.

Как сообщали «Детали» 1 января, по прогнозу военной разведки на 2018 год, «вероятность возникновения спланированной войны практически нулевая. Однако опасность того, что точечный инцидент может привести к обострению ситуации, существенно возросла по сравнению с прошлым годом. Иран и впредь будет пытаться обосноваться в этом регионе, несмотря на то, что на пути к этому его ждут различные преграды. Россия конкурирует с Ираном за возможность восстанавливать послевоенную Сирию, в то время как Сирия опасается, что ей придется расплачиваться за действия Ирана, и, в первую очередь, против Израиля».

Генерал Ядлин, опирающийся на источники в своем былом ведомстве, знает этот прогноз и не сильно от него отступает. Можно даже сказать, следует его основной мысли: действия Ирана против Израиля могут привести к эскалации напряженности и военному конфликту между двумя государствами.

А Россия? Ядлин сказал: «Россия нам не враг». Иными словами, с Россией всегда можно договориться, что и делал Израиль до сих пор, продолжая приписанную ему иностранными СМ беспрепятственную бомбежку автоколонн с оружием для «Хизбаллы».

На вопрос, что может быть общего у России с Ираном, Ядлин сказал, что, кроме экономических интересов (включая обширную российскую помощь в строительстве иранских ядерных реакторов), их объединяет антиамериканская позиция, которая только обострилась после смены власти в США. И это при том, что в Сирии пассивные действия президента Дональда Трампа мало чем отличаются от поведения его предшественника Барака Обамы.

«Сирия, — сказал Ядлин, — интересует Трампа гораздо меньше, чем Северная Корея».

Что же касается положения в Сирии, то, по словам Ядлина, «исход войны решен, но она не окончена». Он лишний раз подтвердил, что в 2015 году президент Башар Асад был на грани краха и проигрыша войны, если бы не вмешательство русских. Американцы больше не требуют его отстранения и изгнания, а Кремль заинтересован в том, чтобы никто не оспаривал российские территориальные трофеи.

По мнению Ядлина, Израиль допустил стратегическую ошибку, когда еще в 2011 году не предпринял необходимых шагов, чтобы способствовать скорейшему падению режима Асада, видя массовое истребление мирного населения по ту сторону границы. Впрочем, кто тогда мог знать, что гражданская война в Сирии затянется на семь лет. Даже «солдат номер один» Эхуд Барак с его аналитическими талантами и рекордным IQ уверял, что война продлится не больше двух недель.

Амос Ядлин не преминул отметить, что слухи о полном и окончательном разгроме ИГ несколько преувеличены, поскольку черные «воины халифата» перегруппировались и переместились на юг, где продолжают воевать. Не говоря о четырех «зонах деэскалации», где находятся повстанцы и где Россия-Иран-Турция хотели бы видеть прекращение огня. Но как он может прекратиться, когда вся Сирия по-прежнему находится на медленном огне.

Рафаэль Рамм, «Детали».
На фото: Амос Ядлин. Фото: Офер Вакнин.


Реклама





Send this to a friend