Борьба с коррупцией – или борьба за власть

Можно приветствовать готовность Ави Габая бороться с коррупцией. Но есть что-то тревожное в его решении начать эту борьбу именно на «форуме Сабана». И вот почему.

Что связывало Хаима Сабана с Шаулем Аловичем

Владелец телефонной компании «Безек» Шауль Алович сейчас столкнулся с рекомендацией открыть против него уголовное дело, и с банками, требующими вернуть им кредиты. Однако есть тот, кто гораздо успешнее завершил свой раунд в «Безек»: Хаим Сабан. При нем «Безек» был монополистом, от которого Министерство связи не требовало никаких реформ, и ни одно серьезное СМИ, ни одна экономическая организация не обвиняли его в монополии и не требовали открыть рынок для свободной конкуренции.

С 2005 по 2009 год Сабан владел контрольным пакетом акций в «Безек» (31%), вместе с инвестиционным фондом Apex и бизнесменом Мори Аркиным. Он вышел из компании, продав акции за 7 млрд. шекелей — с прибылью более 300%. То есть, Сабан заработал больше денег, чем местные магнаты, вроде Нохи Данкнера и Элиэзера Фишмана. А покупателем, который избавил Сабана от «Безека» с такой огромной прибылью, был Шауль Алович.

В прошлом году были раскрыты факты и подозрения относительно правления Аловича в «Безеке». С момента приобретения компании он был вынужден взять огромные кредиты и выстроить целую финансовую пирамиду, чтобы заплатить Сабану цену, востребованную им за контрольный пакет акций.

Позже Алович провел ряд сделок с «Безек» и Yes, чтобы отдать долг. По-видимому, сделки были спланированы заранее и стали основой бизнес-модели приобретения «Безек» за высокую цену. Это некоторые из транзакций, за которые Алович и его помощники могут предстать перед судом.

Хаим Сабан и Шауль Алович. Фото: Офер Вакнин

Алович также дружен с главой правительства, бывшим министром связи Биньямином Нетаниягу. Согласно подозрениям, Алович убедил гендиректора Министерства связи Шломо Филбера помочь «Безеку» – например, в предоставлении государственного разрешения на отмену структурного разделения, и в запрете на открытие для конкуренции рынка стационарной телефонной связи.

Вся страна уже знает о связях между Аловичем и Нетаниягу. Они дружили семьями, вместе проводили время. После победы на последних выборах Нетаниягу заменил гендиректора Министерства связи Ави Бергера своим близким соратником Фильбером, который, согласно подозрениям, незаконно помогал «Безеку».

В июне 2016 года юридический советник правительства Авихай Мандельбит постановил, что близость семей Нетаниягу и Аловича слишком велика, и запретил Нетаниягу заниматься делами Аловича.

Но Сабан — более изощренный человек: свое влияние в симбиозе власти и капитала он строил медленно и основательно. В США, где находится большая часть его бизнеса, он известен как «влиятельное лицо». Так называлось большое журналистское расследование, в котором журнал»The New Yorker» в 2010 году рассказал читателям об империи Сабана.

Сам Сабан объяснил, что в американской политике есть три способа обрести влияние: давать пожертвования политическим партиям, создавать исследовательские и аналитические центры, и получить контроль над медиакомпаниями. И хотя имел в виду политическое влияние, он всегда был связан с бизнесом. Самой большой сделкой Сабана, которая превратила его из миллионера в миллиардера, была продажа Fox Family в партнерстве с Рупертом Мердоком за 5,3 млрд. долларов в 2001 году. Кроме того, Сабан является одним из спонсоров семьи Клинтон и Демократической партии. В Израиле он был и остается близким к телекомпании «Кешет», в которую инвестировал, и к Нони Мозесу, с которым в прошлом вел переговоры об инвестиции в «Йедиот ахронот». Он сохраняет связи с Ципи Ливни и другими политиками, многие из которых придерживаются левых взглядов.

Сабан обладает настолько большим влиянием, что никто не описывал его дело о  подозрении в колоссальном мошенничестве: предполагаемом уклонении от налогов на сумму в сотни миллионов долларов по упомянутой сделке Fox Family. В СМИ это просто не освещалось.

В полном соответствии со своей «формулой влияния» Сабан ежегодно проводит в Вашингтоне форум, куда приглашает за свой счет самых видных американских и израильских политиков и журналистов. Присутствие последних объясняет, почему СМИ так лояльны по отношению к Хаиму Сабану.

В последнем «форуме Сабана», проходившем две недели назад, приняли участие Гидеон Саар, Эхуд Барак, Айелет Шакед, Цахи Анегби, Нир Баркат, Габи Ашкенази и Ави Габай. Американскую сторону представлял никто иной, как Джерад Кушнер — зять и ближайший советник президента США Дональда Трампа.

А как насчет третьей составляющей «формулы влияния» Сабана —  контроля над медиакомпаниями? В США у него есть свой телеканал, влияющий на взгляды испаноязычного населения Америки, который на последних выборах открыто поддерживал Хилари Клинтон. В прошлом Сабан вел переговоры о приобретении журналов «Newsweek» и «Time», и газеты «Los Angeles Times». В Израиле он контролировал телекомпанию «Кешет» и сайт Walla, и вел переговоры о приобретении части акций крупнейших СМИ.

Что связывает Хаима Сабана с Ави Габаем

В прошлом году Ави Габай стал председателем партии «Авода» и недавно начал выставлять себя, как альтернативу Нетаниягу — в свете расследований, ведущихся в отношении главы правительства.

Габая связывают с Сабаном несколько вещей.

Во-первых, Сабан превратил Габая в миллионера. В 2007 году, когда исполнительный директор «Безек» Яков Гелбард был уволен, люди из окружения Сабана выбрали Габая на должность гендиректора. За шесть лет пребывания в этой должности Габай получил около 50 млн. шекелей, зарплатой и бонусами.

Во-вторых — и это удивительное событие произошло в прошлом месяце — Габай решил начать агрессивную кампанию против коррупции правительства именно на «форуме Сабана» в Вашингтоне. Он сказал: «Нетаниягу назначил министра обороны, у которого на банковском счету 21-летней дочери было обнаружено 10 млн. шекелей». И еще одно высказывание: «Нет, Биби. Общественность — ни правая, ни левая — не принимает вашу внезапную заботу о человеческом достоинстве. Обратный отсчет начался».

Уместно, без следа цинизма, приветствовать ход Габая и его готовность бороться с коррупцией. Но есть что-то тревожное в выборе Габая заявить о начале этой борьбы именно на «форуме Сабана», ставшего центром влияния, возможно, главного игрока в Израиле. Того самого, кто материально «поднял» Габая и его семью.

Хаим Сабан и Моше Кахлон, занимавший в то время пост министра связи. Фото: Офер Вакнин

Почему это раздражает? Потому что в этих условиях возникает вопрос, что сделает сам Габай, когда получит власть? Будет ли он продолжать реформу сотового и многоканального телевидения, даже если это вредит Сабану с его огромными инвестициями в израильский медиа-рынок,  или же будет действовать в его интересах? Станет ли Габай должным образом раскрывать свои связи с Хаимом Сабаном через его представителей в Израиле?

Это теоретические вопросы, но история Аловича и Сабана описывает довольно мрачную реальность: в Израиле существуют несколько группировок и магнатов, имеющих связи с политиками и СМИ. У американского миллиардера Шелдона Эдельсона есть связи с Нетаниягу, Дональдом Трампом и республиканцами (возможно, на прошлой неделе это нашло отражение в решении Трампа признать Иерусалим столицей Израиля).

Чтобы было ясно: эта реальность не должна поколебать дух Габая. Когда он приступил к личной кампании против Нетаниягу, Либермана и, возможно, других коррумпированных чиновников, то взял на себя важную миссию и значительный риск.

Мы уже видели скромных политиков, которые не стеснялись высказываться против мелкой и крупной коррупции, пока не достигали предела своего политического влияния. Когда их спрашивали, почему они решили молчать, их ответ был следующим: «Я не хочу совершить политическое самоубийство».

Нет сомнений, что Габай рискует. Велики шансы, что высказывания, которые он позволил себе две недели назад, вернутся к нему бумерангом — как на личном уровне, так и на уровне ответственности, которую он берет на себя за своих партийных и будущих политических партнеров. Но именно из-за этого Габай заслуживает как аплодисментов, так и тщательной проверки: стоит убедиться, что он действительно имел в виду то, что сказал.

Эйтан Авриэль, The Marker, Л.К. Фото: Офер Вакнин

P.S. Пресс-служба «Ликуда» распространила ответ на заявления председателя «Аводы»: «Прежде, чем представлять план борьбы с коррупцией в Израиле, Ави Габаю следует представить план борьбы с коррупцией внутри своей партии — начиная от руководителя предвыборной кампании председателя оппозиции Шимона Батата, против которого выдвинуто обвинительное заключение, до Ицхака Герцога, который предпочел хранить молчание во время расследования дела общественных организаций Барака. Габаю также стоит представить объяснение, за что его отправили на пять суток под домашний арест, когда он сам проходил по делу «Безека». Тех, кто думал, что маскировка левого Габая под политика с правыми взглядами — это его лучшая шутка, ожидал сюрприз: теперь он маскируется под борца за власть закона».

тэги

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend