Нетаниягу расколет «Еврейский дом», чтобы подчинить себе весь правый лагерь

Шумиха, развязанная вокруг королевы правого лагеря Аелет Шакед — отражение той войны, которая уже какое-то время идет внутри правого лагеря.

Бывший председатель коалиции, депутат Давид Битан сказал, выступая на конференции Коллегии адвокатов в Эйлате, что Шакед может завоевать Ликуд, как только она этого захочет. И его слова вызвали беспрецедентную политическую бурю — несмотря на то (или, быть может, благодаря тому), что вероятность подобного сценария в данный момент является сравнительно низкой. Шакед ведь не бросит Беннета и «Еврейский дом» до тех пор, пока Биньямин Нетаньягу обитает на улице Бальфур. Да и Нетяньягу не позволит ей прийти сегодня в Ликуд и угрожать ему. И «наследники» Нетаньягу тоже, уж точно не лягут красной дорожкой перед явной политической угрозой, которую представляет собой министр юстиции.

А если все так, то отчего так забурлило местное болотце?

«Ликуд» надеется на 40 мандатов

Одна из причин в том, что Битан никого не благословил — скорее, проклял. У него хорошие отношения с Шакед, но его слова могут посеять зерна подозрений между ней и Нафтали Беннетом. И они сотрясли почву под ногами «Еврейского дома», которая и без того неустойчива.

Разделяй и властвуй — это метод, которым пользуется Нетаньягу. В свое время он копал под «Кадиму», расколол «Аводу», а теперь делает это. Тому, кто ищет реальное поле боя, полное ненависти, страсти и силы, лучше бы приглядеться к непрекращающимся столкновениям между Беннетом и Нетаньягу, между Либерманом и Беннетом, между Буги Яалоном и Нетаньягу, между Исраэлем Кацем и Либерманом и т.п. Эти столкновения влияют и на ситуацию за границами своего лагеря.

С 2009 года Нетаньягу возглавляет правый лагерь, приводя за собой мандаты, несмотря ни на что, включая уголовные расследования. Но Нетаньягу этого уже недостаточно. Он хочет всего, и даже больше — гарантий, что на следующих выборах он пробьет потолок из 40 мандатов и станет полноправным властелином правых. Таков его план, такова его мечта. Сейчас это его цель.

На одной из конференций глава правительства пообещал своим соратникам получить больше мандатов, чем ему предсказывают опросы общественного мнения. “Будет еще больше”, — сказал он. — “Еще больше”.

А Битан в Эйлате раскрыл информацию, известную всем, кто занимается политикой, но которая никогда не получала официального подтверждения. “Мы проводим опросы еженедельно”, — сказал любимец Нетаньягу. — “Эти опросы дают нам больше мандатов, чем те, которые публикуются в прессе”. И намекнул, что Ликуд приближается к заветным 40 мандатам.

Для достижения этой цели Нетаньягу решил уничтожить существующий сегодня правый лагерь. В принципе, это решение он принял еще несколько месяцев назад, когда понял, что Беннет, Либерман и Кахлон не собираются отправлять его домой из-за рекомендаций полиции по делам №1000 и №2000. Тогда он понял, что они БОЯТСЯ, колеблются, что среди них нет лидеров даже несмотря на то, что сам он ранен и истекает кровью. И теперь он мечтает стать единоличным и всемогущим главой лагеря. Уничтожить всех тех, кто его жалел. Он хочет стать идеологом. Лидером. Единственным голосом.

Он хочет поглотить своих братьев по лагерю. Это самый настоящий политический каннибализм, но, по всей видимости, главу правительства это не беспокоит. Мычание типа “мы должны сохранить лагерь, чтобы создать правительство” — пустые слова. Будущее Беннета и Шакед не волнует Нетаньягу. Он хочет видеть их конец, их уничтожение, наблюдать, как они возвращаются на работу в компьютерные фирмы. Либермана с Кахлоном он хочет и пытается выдавить за границы электорального барьера. Нетаньягу хочет ликвидировать всех, кого можно, или хотя бы свести к минимуму их влияние, чтобы можно было возить ими по по полу, как грязной тряпкой, без каких-либо сантиментов.

Битан стал катализатором. Некоторые его высказывания в Эйлате поддерживают это. Он дал понять, что Кахлон, Либерман и Беннет заранее, еще до открытия избирательных участков и подсчета голосов, получат все, что хотят. Кахлон — минфин, Либерман — министерство обороны, Беннет — МИД. Звучит, как сделка мечты для этой троицы — однако на практическом и психологическом уровне Битан бросил в них водородную бомбу, окончательно уничтожая их шансы выделиться на фоне правого лагеря и создать политическую силу, не зависящую от милости Нетаньягу.

Подумайте о простых правых избирателях. На ближайших выборах встанет вопрос, стоит ли оставаться и поддерживать маленькие партии. Скорее всего, выбор будет сделан с относительной легкостью — ведь они и так войдут в правительство, получат посты, которые были оговорены заранее, вне зависимости от размера их партий? Ведь Биби это обещал — значит, гораздо важнее увеличить силу «Ликуда» против левых. Бинго! Здравствуй, план по ликвидации правого лагеря.

Кстати, не стоит падать со стула и а том случае, если в недалеком будущем возникнут разговоры о возможном объединении правых партий.

Беннет: шаг вперед и два назад

Волнения и истерика среди правых столь велики из-за чудовищного аппетита, который разыгрался у Нетаньягу. Беннет сильно страдает. Разговоры об Айелет Шакед и ее популярности не дают ему спокойно жить. Он вынужден менять свои долгосрочные планы.

На выборах 2013 и 2015 годов председатель «Еврейского дома» красовался на одном плакате с Нетаньягу, он пел ему серенады на площади Рабина, фальшивя под гитару. После последних выборов Беннет признал, что ошибался, и уже два года при почти любой возможности громогласно заявляет, что на следующих выборах он будет претендовать на пост премьер-министра. “Биби — конченый человек, — говорил он. — Он устал, утратил резкость и фокус. Он свое отработал. Я буду баллотироваться на пост премьера”.

Беннет обещал стать ближе к центру, открыть двери «Еврейского дома», стать более государственным. “Я ошибся, когда решил прокатиться на спине тигра народной ненависти”, — откровенничал он в приватных разговорах. Он даже взвешивал вариант избавиться от Бецалеля Смутрича и от Ури Ариэля. Путешествие к сердцу консенсуса началось в стиле “шаг вперед и два назад”. Беннет публично выступал против раввинов-гомофобов, произносил речи о единстве, даже извинился перед депутатом Йоси Йоной, которого на последних выборах изображал террористом. И в какой-то момент могло показаться, что он совсем близок к заветному консенсусу.

Но в последний месяц Беннет сделал назад не два шага назад, а целых семь. Он начал вести активные переговоры с «Ткумой», чтобы обеспечить объединение. До свидания, центр. Здравствуй, борьба за выживание и за голоса правых, против Нетаньягу.

Не только Беннет мечется и начинает ухаживать за потенциальным электоратом. Либерману не удается обратить свое министерство обороны в мандаты, и он также взвешивает возможные шаги. Да и Кахлон переживает ускоренную и удивительную метаморфозу. Из центристской партии с легким правым оттенком «Кулану» превращается в ярко выраженную правоцентристскую партию, способную закрывать глаза на брутальное попрание израильской демократии. Не удивительно, что вы не слышали его громогласных заявлений во время борьбы за параграфы столь спорного закона о национальном характере государства. Или Кахлон очень устал защитать демократия — или опросы и исследования, проведенные в последнее время, подсказали ему, что если он хочет выжить самостоятельно и остаться во главе партии «Кулану», то должен заигрывать с правыми прежде, чем станет еще одним левым внутри правого лагеря.

Если такой вообще останется на карте.

Атилла Шомфальви, «Либерал». А.М. Фото: Моти Мильрод


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend