Изображая жертву, Нетаниягу заигрался

Американской аудитории было бы легче следить за последними событиями, связанными с Биньямином Нетаниягу и его юридическими проблемами, если бы она, к примеру, воспринимала  Нетаниягу, как  Дональда Трампа; покидающего свой пост генерального инспектора полиции Рони Альшейха – как  подобие более яркого Роберта Мюллера, а коллег Нетаниягу по «Ликуду» – как израильскую версию членов  Республиканской партии, которые опасаются своего партийного лидера больше, чем собственной совести.

Теперь все пойдет по проторенной колее: полиция рекомендовала обвинить Нетаниягу во взяточничестве по «делу Безека», как это было сделано в двух предыдущих случаях, связанных с предполагаемой коррупцией в действиях главы правительства. И, вместо того, чтобы аргументированно отвергнуть подозрения или пролить свет на обстоятельства, связанные с подробностями дела, и без того преданными гласности, Нетаниягу предпочел объявить себя невинной жертвой, которого «прессует» коррумпированная полиция. Его холуи, включая министров и депутатов кнессета, охотно поддержали эту версию, тиражируя ее повсюду с большой охотой.

2 декабря на церемонии, посвященной зажиганию первой ханукальной свечи, Нетанияну решил спустить на следователей всех собак.  Он утверждал, что рекомендации по «делу Безека» носят политический характер, они были определены заранее и просочились в СМИ еще до начала расследования. Полиция, по словам премьера, открыла на него сезон «охоты». Другие словами, обвинения, выдвинутые против Нетаниягу, сфабрикованы от начала до конца. Премьер-министра, мягко выражаясь, «подставили».

«Ничего из этого не выйдет, потому что ничего нет», – как заправский актер, Нетаниягу вновь повторил свою любимую реплику в ответ на выдвинутые против него обвинения.

Если, действительно, в этом ничего нет, как он утверждает, то, стало быть, полиция выбросила на ветер миллионы государственных шекелей, непонятно зачем допросила множество свидетелей и потратила впустую тысячи часов работы следователей, чтобы превратить гамбургер без начинки в толстое и хорошо документированное уголовное дело Нетаниягу. Если бы это, в самом деле, было так, то речь шла бы о путче, и в любой нормальной стране потребовали бы немедленной отставки руководства полиции, с тем, чтобы оно впоследствии предстало перед судом.

Трудно сказать, верит ли Нетаниягу своей собственной чепухе.

С одной стороны, тот, кто действительно думает, что в этом деле ничего нет, не станет нанимать первоклассных адвокатов по уголовным делам, как сделал Нетаниягу на прошлой неделе. С другой стороны, Нетаниягу, десятилетиями выставлявший себя в качестве жертвы, забыл, что это всего лишь игра. Как и его друг Трамп, Нетаниягу тоже мог бы поверить во всемирный заговор, независимо от того, так ли это на самом деле.

Если вы поменяете имя и декорации, то церемония Хануки, проведенная Нетаниягу, может один к одному напомнить стиль поведения Трампа, классически разжигавшего толпу в прямом эфире, что называется – «поверх голов» ненавистных ему СМИ. Он изображал себя мучеником, которого терзают левые за его убеждения в том, что «Израиль – прежде всего», а в средствах массовой информации и в правоохранительных органах «агенты» леваков возводят на него клевету и облыжные обвинения.

Электорат и его легковерие — краеугольные камни политического образа действий обоих – Трампа и Нетаниягу.

Нетаниягу, скорее всего, считает, что для него очень разумно атаковать полицию в личных, политических и юридических целях, чтобы подорвать доверие общественности к ее принципиальности.  Либо он – великий комбинатор, который не остановится ни перед чем, либо страдает манией величия и нарциссизмом, что заставляет его самого поверить, будто государство и он сам – это одно и то же, и, стало быть, его благосостояние и благосостояние страны тесно переплетаются, и это усвоенное им правило настолько важно, что оправдывает любое средство, направленное на сохранение собственной власти.

Нетаниягу использовал неудачно выбранное время публикации полицейского отчета, – в последний день пребывания в должности Альшейха, – подразумевая недоброжелательное отношение к нему Альшейха или намекая на то, что это обстоятельство каким-то образом сводит на нет результаты полицейского расследования.

Однако, выбранное время было существенным совсем по другой причине: публикация рекомендаций полиции по делу Нетаниягу совпала с бурной дискуссией, разразившейся после того, как комиссия по назначению высших должностных лиц во главе с отставным членом Верховного суда Элиэзером Гольдбергом отвергла Моше Эдри – кандидатуру министра внутренней безопасности Гилада Эрдана, предложенную им на смену Рони Альшейха.

Вместо того, чтобы принять к сведению выводы, сделанные комиссией, и созданной, кстати, самим правительством,  Эрдан вдруг объявил, что игнорирует Гольдберга и настоятельно призывает правительство одобрить назначение Эдри. Уязвленное самолюбие Эрдана, по всей видимости, возобладало над профессиональными обязанностями министра, не говоря уже об ударе по престижу и авторитету полиции, которой должен был руководить человек с подмоченной репутацией, отвергнутый комиссией по назначениям.

Однако, в то время, как Нетаниягу и Эрдан сражаются за свои личные нужды, Нетаниягу борется за выживание, а Эрдан – за собственный образ, лидер «Еврейского дома» Нафтали Беннет во всеуслышанье говорит о революции.

Беннет и его единомышленница Айелет Шакед были в числе первых, кто поддержал Эрдана, призвав правительство проигнорировать мнение Гольдберга, и, вообще отказаться от проверки, проводимой комиссией. Две недели назад Беннет таким же образом, и по тем же причинам обрушился на армейскую прокуратуру.

Похоже, Беннет и Шакед хотят убрать все юридические и этические препятствия, ограничивающие свободу действий правительства, избавиться от тормозов и противовесов, которые мешают их плану трансформировать демократический строй в Израиле в доминирующую теократию, игнорирующую, на их взгляд, такие устаревшие ценности, как разделение властей, верховенство закона и права человека.

Нетаниягу и Эрдан,  вместе с культпросвет-комиссаром Мири Регев подбрасывают в топку угля, раскочегаривая пламя, с помощью которого Беннет и Шакед хотят спалить дом, где мы живем, а на месте пепелища соорудить более еврейское и менее демократическое государство.

Как бы то ни было, похоже, это становится главным и роковым вопросом, стоящим перед израильтянами на предстоящих выборах.

Личная судьба Нетаниягу будет переплетена с религиозно-националистической кампанией, чтобы избавиться от всех институтов и функционеров, которые мешают ему управлять страной так, как он считает нужным. В список врагов входят не только Верховный суд, который Шакед «приручает», или министерство юстиции, которым она правит, или юридические советники  министерств, которые назначаются непосредственно их политическими хозяевами, но и  полиция, на которую сейчас ориентируется Нетаниягу.

Беннет и Шакед, в конечном счете, надеются подчинить себе институт президентства, армию и даже Службу общей безопасности (ШАБАК), когда наступит время.

Так что, на следующих выборах нам предстоит выбирать нечто большее, чем между «Ликудом» или «Аводой», Нетаниягу или кем-то другим, между левым или правым лагерем, миром или войной. Это будет голосование, которое определит саму суть существования Израиля в будущем. Результаты этого голосования четко дадут понять, способен ли «правый бульдозер» раздавить все, что осталось от некогда гордой израильской демократии, а вместо нее соорудить систему с конституцией, включающей в себя один-единственный пункт: «Делай, что сказано».

Хеми Шалев, «ХаАрец», М.К. К.В.

Фото: Илан Асайег.


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend