Особенности национальной дискриминации

Несмотря на то, что закон о национальном характере государства, который стараниями кнессета превращается в Основной закон, совершенно лишний  (ведь существует широкий консенсус, внутренний и международный, говорящий о том, что Израиль является национальным государством для еврейского народа), можно было бы, наверное, оправдать его формулировку, как символическую, праздничную, которая создает наше общее удостоверение личности, как народа и государства. 

Однако хитрые лисы — политики из право-ненасытного лагеря и их прихвостни в кнессете, готовы разрушить наши общенациональные виноградники. Вместо того, чтобы дать определение государства на основе того, что выделяет нашу страну из ряда прочих, они предлагают определить государство, отвергая всех тех, кто не вписывается в их концепцию и не подходит под доминантное национальное определение, которое они усиленно проталкивают. Так закон о национальном характере государства превращается в закон о националистическом государстве. 

Эти лисы, в общем-то, небольшие, но их аппетиту можно позавидовать: чтобы обеспечить государство только для евреев, они убирают из текста законопроекта любые балансирующие определения. Демократия? Йок! Равенство? Давай, до свидания! Принципы, заложенные в Декларации независимости?  «Это  ведь не Основной закон, касающийся определения государственных основ». 

Если бы у нас была собственная Декларация прав человека, изложенная в качестве Основного закона, последние события можно было бы еще как-то объяснить. Но поскольку у нас таковой нет, речь идет о грубом нарушении общественного и нормативного баланса, существующего в нашей стране. Утверждение о том, что Основной закон: о человеческом достоинстве и свободах, является уравновешивающим фактором по отношению к закону о национальном характере государства, есть сознательное введение в заблуждение.

Несмотря на расширенное толкование понятия человеского достоинства, речь в конечном итоге идет о достаточно узком определении. И в любом случае, в Израиле не существует узаконненого в конституции понятия «равенство». Следует также подчеркнуть, что ни в одной другой национальной конституции в мире не существует столь откровенных пунктов, обслуживающих интересы только одной стороны. Любая другая конституция определяет хотя бы минимальные права меньшинства, говоря, что национальное государство одновременно является и государством всех его граждан или определяет иначе (но определяет!) права меньшинств. Но наши маленькие лисы вдруг превратились в хищных львов — они преподают всему международному лесу отношения между большинством и меньшинством согласно формуле, которую в этом лесу еще не слышали. 

А поскольку понятие стыда уже давно аннулировали, можно идти еще дальше. И внести в закон право на «раздельные поселения для определенных групп населения». Чудесное изобретение: с его помощью можно дискриминировать по —  происхождению, вероисповеданию, полу, ограничениям — физическим, когнитивным — только выбирай!, личному статусу, возрасту, наличию или отсутствию детей, сексуальной ориентации, стране исхода, политическим взглядам — и этот список можно продолжать и продолжать. 

Юридический советник кнессета уже успел предупредить, что этот параграф (измененный, уже после написания этот статьи — «Детали») позволяет дискриминировать целые группы внутри государства, только из-за их общих данных, которые невозможно изменить, как то вероисповедание, национальность, сексуальная ориентация или страна исхода». Юридический советник подчеркивает также, что не обнаружил ничего подобного ни в одном основном законе или конституции любой другой страны мира. 

Как правило, страны, которые озабочены национальным характером государства, стараются сохранить свой национальный дух в общественном аспекте (календарь, язык, символы). Пункт о раздельных поселениях в Израиле ограничивает право индивида (жить там, где он захочет) только из-за того, что он принадлежит к группе меньшинства, безо всяких других причин и объяснений. 

Нет никаких сомнений в том, что указанный пункт есть черная тень во дворце демократии. Понятно, что этот пункт попадет в конце концов в БАГАЦ, который будет вынужден проверить, соответствует ли этот пункт основным законам страны и международному законодательству. Юридический советник правительства уже высказал свое профессиональное мнение, согласно которому этот пункт является незаконным, и прекрасно мотивировал, почему именно. 

Но даже если ответ по существу понятен, остается вопрос процедуральный. До сих пор в Израиле не сталкивались с вопросом, может ли суд отклонить параграф Основного закона (в отличие от закона обыкновенного). С точки зрения юристов, чтобы это можно было сделать, суд должен сверять спорный параграф с документом, у которого есть более высокий статус, чем проверяемый документ. Было озвучено предложение, чтобы закон проверялся с помощью Декларации независимости, но Декларация не является официальным документом, который обладает юридическим статусом. Более того, использование Декларации — этого исторического документа, по поводу которого в израильском обществе существует консенсус, превратит ее в документ политический и спорный, а в этом не заинтересован никто. С другой стороны, суд сможет утверждать, что даже если нет в Израиле конкретной нормы, которая находится выше в иерархической лестнице, чем Основной закон, суд может забраковать тот или иной параграф документа, следуя «основным принципам системы». Если так и произойдет, речь будет идти о беспрецедентном активистском решении, гораздо более драматическом, чем все, что мы знали и видели ранее. 

С другой стороны, если суд воздержится от активного вмешательства в результат работы депутатов, заявив, что у него нет полномочий для этого, может возникнуть «массовый забег вниз», когда каждая общественная группа, обладающая силой, потребует сформулировать свой Основной закон, который будет неподвластен судебной критике. В Израиле, раздираемом противоречиями и внутренними конфликтами, возникнет реальное опасенике, что Основные законы станут последним убежищем для экстремистского законодательства, которое было бы с легкостью отменено судом, если бы речь не шла об Основном законе. 

Так, например, ортодоксы могут поставить в качестве условия их присоединения к коалиции, проведение Основного закона об обязательном изучении Торы, который предоставит им глобальное освобождение от армейской службы. Националисты с удовольствием проведут парочку законов, ущемляющих права израильских арабов. Капиталисты затребуют закон о сокращении права на забастовки и ограничение прав трудящихся. Религиозные проведут законы, ограничивающие плюрализм в толковании религиозных судебных законов в Израиле, и так далее. 

Мы приближаемся к Девятому ава. Историческая память еврейского народа помнит о жертвах, которые нам пришлось принести из-за внутренних противоречий. И нет более подходящего времени для того, чтобы заставить наших парламентариев снять ногу с педали газа, которая приведет нас всех к лобовому столновению между израильскими гражданами страны и арабами, между Израилем и международным сообществом, между политической и судебной системами. Все это еще можно остановить, пока не поздно. 

Едидья Штерн, ХаАрец. И.М.
На фото: депутат кнессета Давид Амсалем. Фото: Эмиль Сальман

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend