Мира не будет

На минувшей неделе скончался классик востоковедения, крупнейший специалист по исламу, профессор Бернард Льюис. Он родился в Лондоне, закончил там Школу востоковедения, а затем учился в Париже. Льюис отнюдь не был кабинетным ученым: во время Второй мировой войны служил в королевском бронетанковом корпусе, а с 1941 был прикомандирован к Форин-офис.

После войны преподавал в Лондонском университете на кафедре истории Ближнего и Среднего Востока, а затем в Принстоне и Корнельском университете.  Неоднократно выступал экспертом правительства США и, в частности, администрации Дж. Буша-младшего.

«ХаАрец» опубликовала давнее интервью с профессором Люьисом, где он еще тринадцать  лет назад (!)  предсказал крах мирного процесса.

О евреях и арабах

Конфликт между Израилем и палестинцами носит характер племенной, культурной и религиозной вражды, которую нельзя разрешить в рамках государственно-политического компромисса, как это удается сделать в  других случаях.

Евреи не понимают арабов, а те не понимают их. Общественные дискуссии и споры, обычные при демократии, арабы принимают за слабость противника. Особенно это усилилось после отступления из Ливана.

Кроме того, арабы крайне чувствительны к тому, что воспринимается ими, как унижение. Борьба с террором – вещь необходимая для безопасности, но в ходе этой борьбы израильтяне часто унижают арабов без необходимости.

О мирном процессе

Есть две дороги к миру. Одна – это победа и безоговорочная капитуляция. Так было в случае США и Японии, но здесь это невозможно. Арабы не в состоянии уничтожить Израиль. Капитуляции арабского мира также не произойдёт.

Другой путь – поиск компромисса. Арабы предпочли бы, чтобы Израиля не было, но вопрос в том, сколько из них готово смириться с реальностью. Я сомневался в возможности прочного мира между Израилем и палестинцами, но не ожидал столь полного и быстрого крушения мирного процесса.

В таких сложных конфликтах нельзя пытаться достигнуть окончательного урегулирования – надо идти путем промежуточных соглашений, надеясь  на то, что в ходе процесса будет найдена возможность продвинуться дальше. Кроме того, подобные переговоры должны идти в обстановке секретности и без утечки информации.

Об иностранном вмешательстве

Вмешательство иностранных посредников играет негативную роль. На протяжении двухсот лет Ближний Восток был ареной борьбы международных сил: Англия, Франция, Германия, а потом – СССР и США. После того, как Советский Союз распался, США потеряли интерес к региону. Они не считают его сферой своих жизненных интересов, будучи не столь зависимы от нефти, как Европа.

Довольно странно, что государства, которые так долго боролись против колониализма, возлагают свои надежды на посредничество других держав.

Именно сейчас Ближний Восток может вернуть себе независимость и, если арабские страны и Израиль смогут прийти к соглашению, то регион имеет шансы вновь стать одним из центров цивилизации, как это было прежде.

Если же этого сделать не удастся, на Ближний Восток вновь вернутся иностранные игроки. Возможно, это будет Россия, которая географически близка к нему и имеет здесь исторические интересы. Возможно, Европа снова попытается вернуться на прежний путь. Весьма вероятно, что здесь появятся совсем новые игроки, такие как Индия и Китай, которые борются за рост своего влияния в мире.

Об исламском терроре

Терроризм не характерен исключительно для ислама. Насилие свойственно многим религиям, в том числе, его использовали и христиане, и евреи. Но ислам стал государственной религией еще при жизни Мухаммада, поэтому связь религии и государства в исламе была сильнее, чем в христианстве и иудаизме. Когда мы говорим о религии, охватывающей 1400 лет истории, 56 стран и крупных общин в других странах, и около миллиарда верующих, сложно свести все к одной характеристике.

Когда  мусульмане возражают против выражения «исламский террор» – это необоснованно, ибо террористы сами определяют себя через ислам. Ислам — это идентичность, поэтому он используется для всего, даже для терроризма. В целом религиозная идентичность Ближнего Востока сильнее национальной идентичности.

Исламская демократия — это не выдумка

Теоретически, нет никакого противоречия между исламом и демократией: исламская доктрина является авторитарной, но не диктаторской. Согласно исламу, правитель подчиняется закону, а не стоит выше него.

Благодаря технологиям, любой мусульманский правитель сегодня  обладает большей властью над населением, чем Гарун аль-Рашид или Сулейман Великолепный. Есть  56 мусульманских стран, и только в  Турции  существует демократия – факт, который нельзя игнорировать. Но мы должны помнить, что и в Европе демократия вначале существовала только  в нескольких странах – Великобритании, Голландии, Швейцарии, Скандинавии.

И поскольку нет противоречия между исламом и демократией, вполне возможно, что в будущем на Ближнем Востоке также будет больше демократий, хотя это может занять много времени, ибо отправная точка находится слишком далеко.

О сионизме, Израиле и коррупции

Я не знаю, что сегодня означает сионизм – я знаю, чем он был до создания государства Израиль.  Как и многие евреи, я прошел через разные этапы. Было время, когда я думал, что создание еврейского государства было хорошей идеей, был период, когда я  полагал, что это – неудачная идея. И были периоды, когда я ни в чем не был уверен.

Конечно, я чувствую себя связанным с Израилем, и есть дни, когда эта связь сильнее, но не все в жизни можно измерить, особенно, чувства.

Является ли Израиль западным обществом?  Конечно, он относится к  Западу, но в нем есть элементы многих культур – это и возможность, и опасность для обеих сторон.

В каждом обществе есть коррупция, но есть разница между западной коррупцией и восточной.  В западной коррупции вы зарабатываете деньги на рынке и используете их, чтобы получить влияние на правительство. В восточной коррупции вы используете силу для зарабатывания денег. Всякая коррупция безнравственна. Но восточная коррупция более опасна, потому что она вредит социальной и экономической жизни. Из того, что я слышу,  в Израиле  есть серьезная  проблема с коррупцией.

Политическая система Израиля весьма проблематична. Израильтяне не знают, кто является их представителем в кнессете. Все зависит от партийной машины. Конечно, американская или британская система несовершенны, но они позволяют демократии действовать эффективно. Израиль должен найти более подходящую ему  демократическую систему.

«ХаАрец», В.П.

Фотоиллюстрация: Бернард Льюис, ТВ интервью. Скриншот: Youtube


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend