Бенци Гопштейн: «Война со мной — это просто спектакль для СМИ!»

Прокуратура намерена привлечь лидера праворадикальной организации ЛАХАВА Бенци Гопштейна к уголовной ответственности. Его обвиняют в подстрекательстве к насилию, расизму и террору, а также в создании помех правосудию.

Прокуратура полагает, что в интервью Гопштейна, которые он дал различным средствам массовой информации с 2012 по 2014 гг., содержится достаточно призывов к насилию, чтобы оправдывать подачу обвинительного заключения. В октябре этого года Гопштейн, вместе с еще 14 членами этой организации, был вновь задержан. Они подозревались в том, что угрожали арабам, которые встречались с еврейскими девушками. Но мировой суд Иерусалима освободил руководителя ЛАХАВА, признав подозрения в его адрес недостаточно обоснованными.

В интервью «Деталям» Бенци Гопштейн выразил уверенность в том, что и на этот раз дело закончится ничем. И рассказал, как и почему оно вообще возникло.

— Реформисты подали иск в БАГАЦ против юридического советника правительства, где задали вопрос: почему меня не привлекают к уголовной ответственности? Правительство должно было ответить, что оно и сделало: меня решили привлечь. То есть они пошли на поводу у реформистов, леваков из Нового израильского фонда (НИФ), и дали им положительный ответ.

Причем привлекают меня за какую-то ерунду, за интервью трех-четырехлетней давности. Я действительно говорил, что наши внутренние враги подобны раковой опухоли, и их надо изгнать из страны. Я сражаюсь с ассимиляцией. И это стало поводом подать против меня обвинение.

Разумеется, в суде мы покажем, как выглядит дискриминация правых по сравнению с тем, как относятся к левым. Если кто-либо из правых что-нибудь говорит, его тянут в суд. А когда высказываются леваки или арабы, то ничего не происходит. Дела против людей, которые призывали убить и меня, и Баруха Марзеля, и Итамара Бен-Гвира, закрыты. А меня привлекают к ответственности за гораздо менее значимые вещи.

— Да, но для принятия такого решения понадобилось достаточно много времени…

— Потому что ничего нет. Никакого расследования проводить не надо, достаточно интервью в СМИ. Я же не отрицаю того, что сказал. Многие вещи записаны на видео, были сказаны тележурналистам. Единственная причина, по которой власти вдруг о них вспомнили — это желание получить похвалу от НИФа и прочих левых. Поэтому и решение свое они сначала отправили не моему адвокату, а в СМИ. Это просто спектакль для журналистов — смотрите, мы воюем с Бенци Гопштейном!

— Как идут дела у организации ЛАХАВА, которую вы возглавляете?

— Отлично. Сейчас я еду на церемонию брит-милы ребенка женщины, которую мы спасли из арабской деревни. Там была жена еврейка, а муж араб, и у них родился ребенок. Вчера мы «вытащили» беременную женщину.

К сожалению, это происходит и в русскоязычном секторе — есть много девушек, наивностью которых пользуются арабы. В этой группе населения недостаточно ведется разъяснительная работа. Обращения к нам поступают каждый день, мы занимаемся большим количеством случаев.

— Что значит «много случаев»? Есть точные цифры?

— В год нам становится известно, примерно, о тысяче таких историй. В ту неделю, когда меня арестовали, мы получили 20 обращений. Это только за неделю. Сегодня мне сообщили уже о трех случаях. Одним мы занимаемся, разбирать два других начнем чуть позже.

— Любые отношения между еврейской женщиной и арабским мужчиной требуют вашего вмешательства?

— Мы боремся с ассимиляцией. Поэтому, даже если бы такие отношения были хорошими, мы попытались бы объяснить женщине, что у них нет будущего. Но, по моему опыту, в большинстве случаев такие отношения нехороши. Ассимиляция и так убивает нас за границей — нельзя, чтобы подобное происходило и здесь, на Святой земле.

— Если вы уже заговорили о русскоязычном секторе… Вы, разумеется, знаете, что среди тех, кто репатриировался в Израиль за последние двадцать лет, многие не считаются евреями по Галахе. Если девушка встречается с юношей, у которого еврей  только отец, это тоже считается ассимиляцией?

— Да, мы и с этим боремся и объясняем, в чем дело. Однако во многих случаях здесь человек может пройти гиюр, если этого хочет. Если гиюра нет, то мы пытаемся убедить девушку, что с таким человеком встречаться не стоит. Разумеется, по вполне понятным причинам, такие истории реже попадают в СМИ. Но и в этом секторе общества еврейки должны выходить замуж за евреев.

— В организации ЛАХАВА работают, в основном, волонтеры, по идеологическим мотивам?

— Да, конечно. У нас более 10 тысяч членов, все весьма активны.

— Что вы отвечаете тем, кто считает вас просто группой расистов, которые не дают людям спокойно жить с теми, с кем они хотят?

— Здесь и речи нет о расизме. В нашей организации есть и арабы, и друзы, которые тоже выступают против ассимиляции. Мы 2000 лет оберегали наше еврейство, не желая ассимилироваться. Это иудаизм, а не расизм!

— Что делают арабы и друзы в вашей организации?

— Объясняют арабам, что им не стоит встречаться с еврейками, а лучше жениться на своих.

— Если вернуться к началу нашей беседы. Чем, по-вашему, закончится открытое против вас дело?

— Я думаю, что эта история растянется на несколько лет. Надеюсь, что меня оправдают. Если понадобится, дойдем до Верховного суда. В любом случае, мы продолжим нашу деятельность, суды ей не помешают.

Олег Линский, «Детали». Фото: Гиль Элиягу. На фото: Бенци Гопштейн

тэги

Размер шрифта

A A A

Реклама