Гендерная сегрегация и уровень образования

На заседании, состоявшемся два месяца назад, Совет по высшему образованию обсуждал отчет об уровне подготовки инженеров-программистов в рамках специального курса «только для ортодоксов». «Несмотря на многочисленные объективные трудности и многочисленные проблемы, — заключила комиссия во главе с профессором Дани Долевом из Еврейского университета в Иерусалиме, — разработанные учебные программы быстро прогрессируют и движутся в правильном направлении» в колледжах, где побывали члены комиссии. Для Беннета и руководителей Совета по высшему образованию, которые отстаивают необходимость раздельных рамок для обучения, это важное подспорье.

Вместе с тем, доклад содержит дополнительное выражение чрезмерной снисходительности Совета по отношению к учреждениям, которые нарушают директивы, которые сам Совет установил. Это в дополнение к новым случаям гендерной сегрегации (в одном из учреждений открылась комната ожидания, где мужчины ждут, пока помещения учебного заведения не станут «стерильны» от женщин). А светским лекторам и преподавателям предписывается не озвучивать контент, от которого ультрарелигиозные студенты будут чувствовать дискомфорт.

Согласно директивам Совета по высшему образованию, учебные планы специального курса «только для ортодоксов» должны быть «идентичными, особенно на уровне преподавателей», обычной учебной программе. Но в ходе проверки были обнаружены значительные отличия в уровне преподавателей. В отчете говорится об ультраортодоксальном кампусе Инженерного колледжа Сами Шамуна в Ашдоде, где далеко не все преподаватели имеют третью научную степень. Здесь меньше приглашенных преподавателей, потому что во многих случаях приходится «искать компромисс». 

Подобные «компромиссы» были также найдены в колледже Азриэли. «Для того, чтобы сохранить дух заведения, приемлемый для студенток и их родителей, первые два года им преподают только женщины, — говорится в докладе. — Были там и приглашенные преподаватели, но это были только ультраортодоксальные женщины, и это был в какой-то степени вынужденный компромисс. Несмотря на то, что подавляющее большинство преподавателей имеют третью степень PhD, здесь есть преподаватели со второй степенью магистра». Те же выводы и относительно третьего учреждения, где побывала комиссия – Академический центр «Лев» в Иерусалиме. «Необходимость привлечения женщин для преподавания в рамках программы в первые два года создает большие трудности, поэтому зачастую приходится идти на компромисс по поводу ученых степеней преподавателей». 

В заключительной части отчета профессор Долев рекомендует Совету по высшему образованию смягчить критерии приема студентов на курс «только для ортодоксов». «Существует возможность увеличить целевую аудиторию, — утверждает он, — критерии должны быть более гибкими, чтобы дать возможность дополнительным группам населения, еще более закрытым, присоединиться к программам. Чтобы представители групп, которые не пойдут учиться в общие классы, могли получать техническое образование в релевантных для экономики областях». В этой рекомендации члены комиссии, назначенные Советом по высшему образованию, становятся в один ряд с «Форумом Кахелет», который обратился в Высший суд справедливости с апелляцией по поводу допуска всех желающих в программы раздельного обучения «только для ортодоксов». Несколько недель назад Беннет назначил Цви Хаузера, одного из лидеров «Форума Кахелет», членом Комитета по планированию и бюджетам Совета по высшему образованию.

Вопрос «кто является ультраортодоксом?» находится в эпицентре ожесточенных дебатов между сторонниками гендерной сегрегации в высшем образовании и теми, кто выступает против этого. Первые стремятся максимально расширить это определение. Вторые предостерегают, что примеру ультраортодоксов последует и более умеренно религиозная публика, что расширит раздельное обучение, которое противоречит основным принципам академии.

«Под предлогом доступности высшего образования вводится практика, когда преподаватели в вузах отбираются по полу и степени религиозности, и это происходит за счет качества образования, — говорит профессор Орна Куперман из Еврейского университета, одна из подписантов апелляции против раздельного обучения для ультраортодоксов. — Экономическая рентабельность сохранения маленьких классов не позволяет «харедим» получать разнообразные факультативные курсы (по выбору студентов). Кто действительно заботится об интеграции ультраортодоксов в обществе и в промышленности, должен дать в первую очередь знания по основным школьным предметам. Я даже не говорю о явном нарушении принципа равенства всех преподавателей при поступлении на работу, и это нарушение происходит под эгидой Совета по высшему образованию».

На этой неделе три представителя университетов пошли на нестандартный шаг — опубликовали письмо протеста против политического вмешательства Беннета в профессиональную работу комиссии. «В последнее время были приняты важные решения в ускоренном и ненадлежащем порядке, и даже в обход комиссии, — говорится в письме. – Эти решения, на наш взгляд, были приняты по совершенно посторонним соображениям». Критика профессоров Муны Марон, Йешаягу Тальмона и Йоси Шайна фокусируется на ускоренной процедуре выдачи разрешений. Ариэльский университет получил разрешение на открытие медицинского факультета. Межотраслевой центр в Герцлии получил разрешение предоставлять докторскую степень по юриспруденции. Очевидно, что эта критика справедлива и в отношении раздельного обучения, что приводит к расширению гендерной сегрегации в вузах.

Совет по высшему образованию сообщил по этому поводу: «не может быть компромиссов в уровне преподавания по программам для ультраортодоксов». Далее говорится, что «наоборот, комиссия констатировала идентичность учебных программ во всех учебных рамках, по каждой специальности в каждом вузе». В Совете по высшему образованию отмечают, что несмотря на рекомендацию комиссии, пока речь не идет о смягчении критериев приема на раздельное обучение.

Ор Кашти, «ХаАрец» Ц.З. Фото: Оливье Фитуси.


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend