«Бейтар» – «Хапоэль»: первая кровь

15 апреля 1933 года, в пятый день праздника Песах, в Тель-Авиве открылся съезд «Бейтара», на который съехались активисты движения со всех концов Эрец Исраэль – всего 1300 человек. Все было чинно и торжественно. Лидеры движения произносили речи. Рядовые активисты им аплодировали. Под конец церемонии открытии с трибуны съезда было зачитано приветствие Зеэва Жаботинского. Оно было встречено всеобщими овациями.

На следующий день участники съезда обсуждали организационные вопросы и проблемы современной еврейской культуры. В зале заседаний царила спокойная, доброжелательная обстановка. И в самом Тель-Авиве никакого напряжения в связи с приездом в город сотен бейтаровцев не ощущалось. Повсюду царила расслабленная праздничная атмосфера. Ничто не предвещало настоящего кровопролития, происшедшего в городе на следующий день.

По завершении работы съезда около 500 его участников, одетых в коричневую форму «Бейтара», вышли торжественным маршем на улицу Алленби. Конечной точкой их маршрута было кладбище на улице Трумпельдор. Участники съезда намеревались почтить память похороненного там Макса Нордау –  соучредителя Всемирной сионистской организации, соратника Теодора Герцля, многие идеи которого были близки духу ревизионистского движения.

Был выходной – последний день праздник Песах. Прохождение колонны бейтаровцев по улице Алленби было согласовано с городскими властями и с полицией, и поэтому к пяти часам вечера сюда прибыли усиленные наряды стражей порядка. Здесь же собралось около тысячи человек —  в большинстве своем, обычных граждан, желавших посмотреть на марширующие колонны. Но были здесь и те, кто намеревались устроить провокацию. Это были активисты молодежных социалистических движений и бойцы так называемых «рот «Хапоэля» – своеобразной милиции Гистадрута, служившей также прикрытием для подпольной деятельности «Хаганы».

Около половины шестого вечера колонна бейтаровцев вышла на улицу Алленби. Так описывает дальнейшее корреспондент газеты «ХаАрец»: «Участников марша некоторые встретили аплодисментами, но тут же раздались выкрики: «Позор!», «Гитлеровцы!», «Будь прокляты штрейкбрехеры, отнимающие хлеб у своих братьев!» В толпу полетели листовки с лозунгами, направленными против ревизионистского движения. Некоторые воспользовались воцарившейся неразберихой для того, чтобы без разбора избивать участников марша. В ход пошли тупые предметы и даже железные прутья. Кто-то бросал камни. Из толпы раздавались крики: «Спасите!»

Слово корреспонденту газеты «Доар хайом»: «На Алленби воцарилась наэлектризованная атмосфера… Активисты «Хапоэля» и хулиганы из Гистадрута рассыпались небольшими группами вдоль всей улицы. Были здесь и лидеры Рабочей партии (МАПАЙ) – Дов Хоз, Роза Коэн и другие. Они заняли позицию на перекрестке улиц Алленби и Кармель. Кроме свиста и криков: «Позор!», здесь раздавались и такие призывы: «Режьте их! Позор гитлеровцам!» Еще до начала марша бейтаровцев прохожим на улице Алленби стали раздавать листовки: «Позор коричневым рубашкам! Позор нацистам, последователям Жаботинского!»

Первую колонну бейтаровцев, в которой шли взрослые мужчины, забросали камнями – вступить с ними в драку побоялись. «Героизм» нападавшие продемонстрировали, когда на улице появилась колонна подростков. Сначала в них полетели булыжники. Затем мальчиков и девочек начали сбивать с ног, валить на землю, бить ногами. Участников марша избивали палками и кастетами. Взрослые бейтаровцы оказались отрезаны от своих младших товарищей и не могли прийти им на помощь».

Десятки человек были ранены. 24 участников марша, получивших серьезные травмы, кареты «скорой помощи» доставили в больницу. Некоторые из них были без сознания. В основном, это были мальчики и девочки в возрасте 12-14 лет. Полиция задержала 15 нападавших. Вскоре все они были освобождены под залог. Как отмечала газета «Доар хайом», «погром, который «красные» устроили бейтаровцам, вызывал гнев жителей Тель-Авива».

Газета «Давар» – печатный орган Гистадрута – представила, разумеется, иную картину происшедшего. Материал о побоище на улице Алленби газета озаглавила так: «Тель-Авив потребовал: уберите от нас испачканные одежды – форму Гитлера!».

В газете «Давар» нет ни слова о пострадавших бейтаровцах. Зато здесь много говорится о насилии полиции по отношению к «выражавшим свое возмущение гражданам». «На перекрестке улиц Нахлат-Биньямин  и Кармель, где столпилось несколько тысяч человек, не было никаких стычек, — утверждает «Давар».- Но было много свиста и выкриков против еврейских гитлеровцев. Вдруг со стороны Яффо подъехала машина, оттуда вышел офицер полиции в гражданский одежде. С дубинкой в руках он набросился на протестующих. Досталось и молодым ребятам – активистам рабочей молодежи, которые распевали песни, не  оскорблявшие никого из присутствующих. Даже после того, как они начали расходиться, подчинившись приказу полицейских, их продолжили избивать дубинками». В заключение статьи сообщается о 12-ти раненых, которым потребовалась медицинская помощь, но о том, кем были пострадавшие – бейтаровцами или рабочими активистами – ничего не говорится.

Репортаж газеты «Давар» напоминает рассказы о стычках коммунистов и нацистов в Германии времен Веймарской республики. Те же «чернорубашечники» и «мирно протестующие рабочие», те же жестокие полицейские, защищающие «прислужников буржуазии». Сегодня поражает, с какой легкостью и непринужденностью сторонников ревизионистского движения их оппоненты из социалистического лагеря называли «еврейскими гитлеровцами».

Правда, как пишет историк Йегуда Лапидот, именно главный редактор газеты «Давар», один из лидеров рабочего движения Эрец Исраэль Берл Каценельсон возражал против готовящейся провокации на улице Алленби. Но организаторы нападения на бейтаровцев – члены руководства «Хаганы» и тель-авивского отделения Гистадрута Дов Хоз (будущий заместитель мэра Тель-Авива) и Роза Коэн (мать будущего премьер-министра Израиля Ицхака Рабина) – проигнорировали его призывы.

Через месяц, 14 мая, некоторые участники тель-авивского марша бейтаровцев снова оказались в центре всеобщего внимания – на этот раз потому, что они сорвали нацистский флаг со свастикой с крыши консульства Германии в Яффо. В этот же день, на который в 1933 году выпал Лаг ба-омер, бейтаровцы жгли на праздничных кострах фотографии Гитлера. Однако и общая угроза не способствовала сближению между противоборствующими партиями сионистского движения.

Борис Ентин, «Детали». Фото: Википедия, Public Domain

Фотоиллюстрация: митинг в поддержку прав рабочих в Кфар-Сабе. By DANIEL KAPLAN — This is available from National Photo Collection of Israel, Photography dept. Goverment Press Office, under the digital ID D585-021.Public Domain, 

тэги

Реклама





Send this to a friend