У бандитов нет национальности

В Израиле сегодня действуют девять организованных преступных группировок (ОПГ). Пятеро их руководителей заключены в тюрьму или постоянно находятся за границей, 11 старших членов ОПГ также либо в тюрьме, либо за границей. Кроме того, за решеткой оказались более 200 «солдат» —  так или иначе связанных с бандами. Однако в этом году было подано только два обвинительных заключения в соответствии с законом о борьбе с уголовными организациями.

Эти данные содержатся в очередном отчете полиции Израиля. Там же говорится, что на долю израильских арабов приходится 57 процентов убийств и 45 процентов грабежей. Вместе с тем, в полиции отмечают положительный факт: в 2017 году значительно увеличился набор в полицию арабов-мусульман.

— На протяжении десятилетий уровень преступности в арабском секторе выше, чем средний по стране, этот процент значительно превышает долю арабов в населении Израиля. Так что ничего не изменилось.— прокомментировал ситуацию «Деталям» генерал полиции в отставке Аарон Таль.

— В этом году на службу в полицию поступили 130 арабов-мусульман, а годом ранее их было только 70. Это поможет улучшить ситуацию?

— Она не изменится, сколько бы арабов не пришло на работу в полицию. Это не психология преступности — это психология отношения к преступности. В арабском обществе вообще не принято сотрудничать с полицией. Тот, кто сотрудничает — предатель. В арабском секторе принято решать проблемы «внутри». Например, совершенное убийство они могут вообще скрыть. С другими тяжкими преступлениями  —  ограблениями, изнасилованиями, они очень часто разбираются самостоятельно, не привлекая правоохранительные органы и не помогая им.

То же и с ДТП. Если в результате аварии не было жертв, то, скорее всего, этот инцидент вообще не дойдет до полиции и не станет известным. Только если кто-то погиб, тогда уж им приходится вступать в контакт с органами…

Вообще у них существует четкая градация — прежде всего соблюсти интересы семьи, затем — своего клана, и лишь потом они готовы как-то реагировать на власть и закон. Так у них принято. Поэтому данные статистики меня не удивляют, более того, я думаю, они занижены на 30 – 40% от того, что происходит в действительности. Я говорю это, исходя из своего опыта. Когда я работал начальником полиции в Лоде, мне приходилось постоянно сталкиваться с их полным нежеланием сотрудничать с властями: «Нам этого не надо! Мы сами разберемся!»

— Но как же с этим бороться? Есть ли какие-то способы для борьбы с преступностью в арабском секторе, или решили оставить все, как есть?

— Программ борьбы с преступностью было очень много, они и сегодня есть. Но социализация этого сектора пока что невозможна и не станет возможной, даже если 1000 арабских полицейских начнут служить в полиции. К сожалению, никаких кардинальных изменений нет.

— А что вообще представляет собой организованная преступность в арабском секторе?

— Слова «организованная преступность» звучат для меня, как шутка… Это же израильская «организованная преступность»! А в Израиле все знают всех. Все знают, кто главарь, кто у кого берет сколько денег, кто за что отвечает… Это некая «открытая» картина, и в этом — израильская особенность. Известны главарь, его жена, его дети, на какой машине он ездит, с кого собирает дань и т.д. и т.п. Но вот, зная все это, надо начинать искать улики против преступника. А здесь проявляются и лень самих полицейских, и отказ подельников выдать хоть какие-то факты, которые можно использовать против преступника…

— Арабы состоят в ОПГ вместе с евреями?

— Да, такие группировки очень смешанные. Есть, правда и этнические ОПГ, в которые не принимают «чужаков», но 90 процентов преступных группировок — это салат.

Но, несмотря на это, работа с полицией, а значит, с евреями, считается у арабских бандитов предательством, и в мусульманском обществе за это могут наказать. А арабы-полицейские практически никогда не идут работать в арабский сектор. Это я знаю из собственного опыта.

Подведя итог, добавлю, что психология арабов за 70 лет не изменилась. И хотя они хотят влиться в израильское общество, жить в израильских городах и поселках, это дает лишь небольшой оптимизм, показывая, что не все люди хотят мириться с процессами, протекающими в их секторе. Но полная их социализация, в смысле отношения к преступности все еще остается совершенно нереальной задачей.

Мирьям Кацнельсон, «Детали». Фото (иллюстрация): Дан Кинан


тэги

Размер шрифта

A A A

Реклама