БАГАЦ отказался капитулировать перед монополиями

В четверг вечером, после бурных дебатов, которые продолжались в Верховном суде пять с половиной часов, государство смогло все-таки убедить судей, под председательством Эстер Хают, в необходимости вмешаться в процессы, которые ведутся в последние дни в судах по трудовым конфликтам.

Спор начался после того, как израильский суд по трудовым конфликтам подтвердил право работников Электрической компании «Хеврат а-хашмаль» на бессрочную забастовку, которую они объявили около двух месяцев назад. И вскоре спор в БАГАЦе перерос в обсуждение других достаточно широких, интерпретаций трудового законодательства — особенно в делах, связанных с деятельностью рабочих комитетов на крупных предприятиях-монополистах.

Возможно, за последнее время суд по трудовым конфликтам дважды совершил ошибку. Во-первых, дал работникам Хеврат а-хашмаль право на забастовку без каких-либо ограничений, даже не обсудив в рабочем порядке, есть ли у них на это право. И во-вторых, когда начал заниматься политикой и разрешил рабкому Электрической компании и Гистадруту начать санкции, направленные не только на защиту прав работников, но и против попыток государства по регулированию деятельность и изменению структуры всей этой огромной монополии.

Представитель государства во время дебатов вновь и вновь напоминал, что последние решения судов по трудовым конфликтам противоречат постановлению БАГАЦа от 1993 года, так называемому «правилу Безека», в котором сказано, что забастовка, направленная на подрыв полномочий государства по определению экономической политики в хозяйстве страны, не является легитимной. Впрочем, председатель Гистадрута Ави Нисенкорен и не думал это опровергать. Напротив, он весьма впечатлил судей, заявив им, что действительно выступает против того, чтобы производство электроэнергии забрали из рук монополиста, в рамках запланированной правительством реформы. А его адвокат, Ирис Верди, доказывала, что поскольку такие шаги приведут к увольнениям рабочих, то и забастовку стоит признать справедливой. Но это противоречит упомянутому уже постановлению БАГАЦа — в нем сказано, что забастовка должна в таких ситуациях максимально защищать права сотрудников, а не блокировать сами реформы, видоизменять которые вправе только правительство.

Слова Нисекорена рассердили генерального директора Министерства финансов Шая Баабада, который сказал судьям:

— Председатель федерации профсоюзов стоит тут и открыто угрожает забастовочными санкциями в том случае, если государство предпримет какие-то шаги в энергетической сфере, даже если они не относятся к самой Хеврат а-хашмаль и ее сотрудникам. Мы не готовы мириться с подобным попранием суверенитета.

И его поддержала судья Эстер Хают, возглавлявшая это заседание — она назвала позицию Гистадрута слишком радикальной.

Другой судья, Ноам Сольберг, напомнил, что компания не имела права сокращать выплаты поставщикам на 10%, и подверг критике решение хайфского суда, разрешившего расширить забастовочные санкции. А Эстер Хают сформулировала центральную дилемму:

— Вправе ли вы бастовать, чтобы предотвратить структурные изменения? Что гласит на этот счет трудовое право? Вот в чем вопрос!

Ответа не последовало — в лагере представителей Электрической компании и Гистадрута воцарилась гробовая тишина, и лишь их адвокат Орна Лин произнесла:

— В самых мрачных наших прогнозах мы и представить себе не могли, что это заседание пройдет подобным образом.

Эстер Хают еще до конца этого года должна занять пост президента Верховного суда. Под конец заседания сказала:

— По прошествии более 20 лет пришло время проверить заново деятельность судов по трудовым конфликтам.

Так БАГАЦ фактически выразил готовность забрать себе часть функций этих судов, и это насторожило Нисенкорена. Поняв, куда ветер дует, он призвал принять решение, не откладывая, опасаясь, что в противном случае все забастовочные санкции в Электрической компании могут быть немедленно запрещены в одностороннем порядке. Вероятно, теперь БАГАЦ выдаст временные распоряжения, по просьбе государства, против тех или иных решений судов по трудовым конфликтам, принятых ранее. Первые такие распоряжения могут быть опубликованы уже сегодня, 23 июля.

Ави Бар-Эли, TheMarker. Фото: Моти Кимхи

Размер шрифта

A A A

Реклама