Фото: Jon Nazca, Reuters

Автономной Каталонии больше нет

Второй акт испанской драмы начался с одностороннего провозглашения независимости Каталонии, которым она угрожала до, во время и после референдума. «Настоящим мы провозглашаем создание каталонской республики, как независимого, суверенного, демократического и законного государства».

Тысячи каталонцев вышли на демонстрацию в Барселоне, распевая национальный гимн, скандируя слово «свобода» и повторяя, что они ждали этой минуты сорок лет. Было открыто много бутылок шампанского и пролито много слез радости, которым вскоре было суждено смениться горькими слезами.

Каждая из сторон сделала свой шаг и пути назад больше нет: Каталония объявила, что перестала быть частью Испании, а испанское правительство, в свою очередь, лишило ее статуса автономии. Сенат, верхняя палата испанского парламента, уполномочил правительство воспользоваться данной ему властью и взять под контроль одну из 17-и областей Испании, которая нарушила закон.

На пресс-конференции премьер-министр Испании Мариано Рахой привел в действие свою угрозу, когда заявил, что правительство лишает каталонские власти всех полномочий и забирает их себе. С этой минуты президент Каталонии смещен с поста, а его место займет вице-премьер Испании, министр территориального развития Сорайя Саенс де Санта Мария — она назначит мадридских чиновников министрами в правительстве Каталонии, которое распущено вместе с парламентом; начальник полиции Каталонии уволен; все ее заграничные представительства закрыты. Новые выборы в бывшей автономной области состоятся не через полгода, как говорилось ранее, а через два месяца — 21 декабря.

На массовой демонстрации сепаратистов в Барселоне на многих плакатах было написано «Каталония — не Испания», но в действительности ничего не изменилось: центральная власть в Мадриде осталась на своем месте и диктует правила игры. Пока неизвестно, пошлет ли она в Каталонию войска. К тому же поступила информация, что президента Каталонии Карлеса Пучдемона могут отдать под суд по обвинению в мятеже, за что ему грозит 30 лет лишения свободы.

Параллель с Франко проходит во всех испанских СМИ: от мятежного генерала до мятежного президента, от гражданской войны до гражданского неповиновения. Разве что о диктатутре никто не говорит, поскольку Рахой с самого начала заявил, что в своих действиях его правительство будет опираться исключительно на 155-й параграф конституции, позволящий распространить власть на автономию.

В целом мир поддержал Испанию, выступив против ее раскола из опасения, что нечто подобное может произойти в других странах. Председатель Европейского совета Дональд Туск заявил, что, с точки зрения Евросоюза, провозглашение независимости Каталонии ничего не меняет, т.к. он видит в объединенной Испании единственное входящее в него государство. В прошлом руководители Евросоюза говорили, что у них нет места для независимой Каталонии. Президент Франции Эммануэль Макрон заявил, что не признает независимости Каталонии и выразил полную поддержку испанскому правительству. Так же отрегагировала Италия, в которой признаки сепаратизма совсем недавно возникли в самых богатых регионах — Ломбардии и Венето.

Председатель Еврокомисси Жан-Клод Юнкер сказал, что важно избегать раскола в Евросоюзе: «Я не хочу, чтобы завтра Евросоюз состоял из 95 государств. У нас и так хватает проблем, и незачем их увеличивать».

В поддержку испанского правительства выступили и США. Пресс-секретарь госдепартамента Хетер Нойерт опубликовала заявление, где говорится: «Мы видим в Каталонии неотделимую часть Испании, и Соединенные Штаты Америки поддерживают законные меры испанского правительства для сохранения единого и сильного государства».

Что касается самих каталонцев, то, когда на улицах Барселоны не осталось следов пены от шампанского, самые ярые сторонники независимости нехотя признали, что она не стала фактом испанской истории.

Р.Р.
На фото:  президент Каталонии Карлес Пучдемон
Фото: Jon Nazca, Reuters


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend