«Из Ашдода начнется революция»

Если противникам «закона о супермаркетах» нужен был повод, чтобы начать общественную кампанию протеста, его дал в субботу министр обороны Авигдор Либерман. Именно в субботу, 20 января, он приехал в Ашдод с публичным визитом, обошел работающие магазины, купил себе сыр, и, стоя напротив открытого торгового центра, сказал, что Ащдод был и будет свободным городом, где продолжится торговля по субботам.

Ранг министра не позволяет Либерману ни возглавить движение общественного протеста, ни присоединиться к демонстрации, но то, чего он не может себе позволить в политическом смысле, Либерман позволил в метафорическом: своим визитом в Ашдод он ясно дал понять, что четырех голосов НДИ против «закона о супермаркетах» во время голосования в кнессете явно недостаточно.

Первыми его поняли коллеги по коалиции из ультраортодоксальных партий: старый друг и союзник, министр внутренних дел Арье Дери сказал своему окружению: «С Либерманом у меня все кончено», потому что «он грубо растоптал субботу». А главы составных фракций «Еврейства Торы», в виде редкого примера единодушия, выступили с совместным заявлением, где назвали Либермана «подстрекателем и очернителем» и потребовали, чтобы глава правительства сделал ему выговор и «призвал к порядку», потому что «Либерман умышленно и публично осквернил святость субботы».

В то же время светские жители Ашдода, давно расколотого вопросом о торговле по субботам, тоже не замедлили с реакцией: на исходе субботы более двух тысяч человек собралось у здания мэрии на демонстрацию против религиозного засилья. Среди ее участников с плакатами «Ультраортодоксы, руки прочь от Ашдода!» выделялся молодой человек, одетый, как средневековый горожанин, с плакатом, на котором было написано: «Здесь не Средневековье!» Другой держал плакат, где обыгрывалось слово «харедим» (ивр., букв. «богобоязненные» – именно так называют ультраортодоксов): «Боимся за нашу свободу!» А третий с плакатом «У каждого — своя вера» сказал: «Из Ашдода начнется революция».

Среди демонстрантов была молодая супружеская пара Илья и Александра Вальтман. Как сказал Илья: «В других городах не собираются вводить закон, а в Ашдоде собираются: здесь начали раздавать предупреждения еще до того, как кнессет принял «закон о супермаркетах». В Ашдоде нет ультраортодоксального большинства, как в Тверии или в Бейт-Шемеше. Но меня пугает, что, с демографической точки зрения, мы превратимся в Тверию с ультраортодоксальным большинством».

Из 220 000 жителей Ашдода около трети составляют новые репатрианты из СНГ, с которыми солидарны новые репатрианты из Франции, да и светские старожилы-сабры хотят, чтобы их приморский город остался таким же свободным, как и Тель-Авив, на который не распространился «закон о супермаркетах». Но Тель-Авив стал исключением из закона, тогда как Ашдод вместе с другими городами теперь «закрыт по субботам». По крайней мере, формально. По букве закона. Но уже с принуждением: муниципальные инспекторы начали раздачу уведомлений владельцам открытых по субботам торговых точек, предупреждая, что если они не закроются добровольно, их закроют. И надолго.

Где же оказался в такой ситуации мэр Ашдода Йехиэль Ласри? Он оказался вместе с радетелями субботы и санкционировал раздачу грозных уведомлений ашдодским торговцам, которые в свое время голосовали за его избрание, будучи уверенными, что он будет главным радетелем города.

На демонстрацию в Ашдоде приехали и политики из партий «Еш атид» и «Сионистский лагерь». Глава первой, депутат кнессета Яир Лапид сказал: «Борьба Ашдода не носит местный характер. Это — борьба за образ Израиля, за свободу выбора, за вопрос, объединяет ли нас суббота или разъединяет».

Позже Лапид заявил, что «Арье Дери и Моше Гафни не будут предписывать, как нам жить», и призвал министра обороны выйти из правительства, которое приняло «закон о супермаркетах».

Максим Рейдер, «Детали»

Фотоиллюстрация: вид Ашдода. Фото: Илан Асайяг.

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend