Артур Миллер – об Израиле и о женщинах

На этой неделе в Иерусалиме состоится аукцион, где будут выставлены письма, которыми Артур Миллер на протяжении десятилетия обменивался с Меиром Штиглицем, исследователем в области ядерного разоружения и теории игр. «ХаАрец» рассказывает о бурной жизни великого  драматурга на основании бесед с его биографом профессором Кристофером Бигсби и адресатом писем.

Миллер, сын еврейских иммигрантов из Польши, бесспорно известен миллионам читателей и зрителей, как один из ведущих драматургов современности. Но широкой публике он больше знаком, как один из мужей несравненной Мэрилин Монро.

Брак одной из самых сексуальных актрис мира с одним из самых видных интеллектуалов закрепил за Миллером славу знатока в вопросах любви. Хотя большинство его произведений посвящено, главным образом, вопросам смерти.

Пьеса «Смерть коммивояжера» принесла ему всемирную славу, и хотя сам Миллер дожил почти до 90 лет, большинство героев его пьес погибают во цвете лет. В некрологе, посвященном легендарному драматургу, «Нью-Йорк таймс» назвала его «совестью нации». Действительно, Миллер, не попавший на фронт вследствие травмы колена, отличался в жизни большим личным мужеством.

Он всегда стоял на стороне личности против власти и никогда не боялся критиковать любое правительство. Он один из немногих деятелей искусства, кто не только не поддался напору маккартизма, но даже выиграл судебный процесс против комиссии по расследованию антиамериканской деятельности.

Артур Миллер ненавидел войну и резко выступал против тех, кто стремится решить все вопросы военным путём. В своих письмах к Меиру Штиглицу драматург резко отзывался об агрессивной, по его мнению, политике Нетаниягу и высказывал беспокойство его победой на выборах 1996 года.

В одном из писем он с горечью замечает: «Дожив до 83 лет, я вижу мир по-другому. Люди все время ищут единственную формулу для удовлетворения своей потребности в  самореализации. Иногда это происходит благодаря искусству, но гораздо чаще этого добиваются с помощью войны, мести и стремления к власти».

Миллер до самой смерти интересовался мировой политикой и в своих письмах выражал тревогу в связи  обострением ситуации в Израиле в 2002 году. Он не скрывал и не выставлял напоказ свое еврейство, но для него быть евреем означало, в первую очередь, выражать ценности гуманизма, говорит его биограф, профессор Бигсби.

Случайное знакомство Штиглица и Миллера в Бостоне переросло в дружбу после приезда Миллера в Израиль в 1992 году. В одном из писем, касаясь темы любви, драматург так описывает свое понимание женщин: «Политика может убить нас всех одновременно, а женщины убивают нас одного за другим. Проблема с ними в том, что они сами считают себя никчемными, одновременно  требуя относиться к ним, как центру мироздания и единственным существам на свете, стоящим внимания». Штиглиц полагает, что это относилось к отношениям Миллера и Монро.

Правда, в другом письме, по случаю свадьбы друга драматург был более оптимистичен: «Вы женаты, поздравляю!  Женщины весьма способствуют душевному здоровью. Любовные эмоции бередят душу, зато позволяют гораздо глубже почувствовать жизнь».

Профессор Кристофер Бигсби подчеркивает, что в своих пьесах Миллер ведет диалог со всем миром на темы, которые были актуальны для послевоенной Америки и не утратили своего значения по сей день. Это – война, маккартизм и преследование инакомыслящих, незаконная иммиграция.

Миллер пристально следил за тем, что происходило в Израиле, и после известия о бойне в Гробнице праотцев в 1994 году написал в письме: «Я не могу назвать ни одного национального государства, которое не уничтожало бы других, не похожих на них людей. Конечно, мы сделали это с индейцами, и все  европейские страны были основаны на крови невинных жертв».

Миллер приветствовал создание Государства Израиль и участвовал в публичных празднованиях по этому поводу. Однако позднее он разочаровался в политике Израиля, высказывался против расширения поселений и даже выразил свое осуждение на церемонии вручения ему премии Иерусалима в 2003 году.

Штиглиц говорит, что Миллер рассматривал иудаизм, как гуманистическую силу, как систему базовых ценностей человечества. По его словам, те моменты в действиях израильской армии, которые он сам рассматривал в письмах, как военные преступления или последствия оккупации, Миллер расценивал, как поражение идей иудаизма.

По мнению своего друга, выдающийся драматург был истинным стоиком. «Не жаловаться на жизненные обстоятельства. Рассматривать время и место, где ты находишься, не как  поток времени, который утечет без следа, а как возможность создать нечто истинное», — таковы были его принципы.

В одном из писем, говоря об источнике своего вдохновения, Миллер так сформулировал свое кредо: «Я надеюсь на возможность создать в жизни нечто прекрасное».

Это он и делал до последней минуты своей долгой жизни.

Майя Ошри, «ХаАрец», В.П.
На фото: Артур Миллер и Мерилин Монро в Париже, 1957. Фото: Wikipedia public domain.

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend