Откровения госархивариуса перед уходом в отставку

Доктор Яаков Лазовик занял должность государственного архивариуса Израиля в конце 2011 года. Вскоре после этого телепрограмма «Факт» сообщила, что бывший премьер Ариэль Шарон создал в своем частном доме тайный архив. Сотрудники госархива во главе с Лазовиком получили доказательства того, что ходившие много лет слухи о том, что Шарон собирает дома документы, которые был обязан передать в архив – верны.

В интервью, которое Лазовик дал в октябре 2018 «ХаАрец» по случаю ухода в отставку, он отметил: тогда, семь лет назад, он и его коллеги поняли, что правительство не собирается воевать с Шароном, добиваясь возвращения материалов (сам экс-премьер к тому моменту уже много лет находился в состоянии комы). Лазовику пришлось сдаться. «Мне стало ясно, что никто не станет трогать документы, хранящиеся у очень сильных и высокопоставленных персон, даже если они уже покинули арену».

В 2014 году, после смерти Шарона создались условия для переговоров с его сыном Гиладом о возвращении материалов. Лазовик все еще чувствует себя обманутым: «Сын Шарона немного поиздевался над нами. Первая порция переданных архиву материалов состояла сплошь из газетных вырезок».

Гилад Шарон сказал «ХаАрец» на этой неделе, что передача материалов архиву –  длительный  и сложный процесс, поскольку личные документы, хранящиеся в нем, должны быть отделены от публичных. По его словам, «большая часть материала – сотни папок, содержащих тысячи документов – уже передана в госархив». У Лазовика другая версия: «Насколько мне известно, ничего не сдвинулось с места. Если, разумеется, от меня не скрыли грузовики, которые доставили в госархив  массу секретных документов».

Государственный архив сообщил: «Согласно договоренности, семья Шарона передает нам архивные материалы из ведомств, где Ариэль Шарон работал на разных правительственных должностях, и вскоре поступит очередная порция документов. Закон обязывает передавать в госархив все материалы, относящиеся к деятельности государственных организаций, поскольку они – собственность государства».

Шарон был не единственным руководителем, чьи документы незаконно хранились вне стен госархива. Десятки лет после смерти третьего премьер-министра Израиля Леви Эшколя его вдова Мирьям хранила архив мужа. Лазовик: «Она заперла бумаги в двух комнатах в здании министерства соцобеспечения, и всем  было известно, что к этим комнатам нельзя приближаться». После смерти Мирьям Эшколь документы обрели свое место в госархиве.

Вопрос о публичных архивных материалах, хранимых в частных руках, неоднократно появлялся в центре внимания общественности и прессы. Самая громкая история – судьба черновиков Декларации независимости Израиля.

Черновики были подготовлены адвокатом, работавшим в минюсте во время создания государства. В 2015 его сыновья выставили их на публичные торги, но государство обратилось в суд с заявлением, что место этих документов – в госархиве. Окружной суд Иерусалима постановил, что частные лица тоже могут хранить архивные документы национального значения, и разрешил их продажу. Государство обжаловало решение, и теперь стороны ждут вмешательства Верховного суда.

«В частных руках чрезвычайно много документальных материалов, — сказал Лазовик. — Если бы меня спросили, когда я вступил в должность, обязательно ли добиваться, чтобы чиновники, незаконно взявшие себе документы, вернули их в госархив – я сказал бы, да, конечно. Но теперь, когда я закончил свою работу, я не убежден, что так должно быть».

По мнению Лазовика, уникальные материалы, которые находятся в частных руках, «должны быть заархивированы, потому что частные руки для них не подходят». Однако он не категоричен: «Должен ли любой документ на бумаге с логотипом государственного ведомства передаваться в госархив? Не обязательно».

В заслугу Лазовику ставят цифровую революцию, которую он начал.  До сих пор переведены в цифровой формат 25 млн. страниц из 400 млн., хранящихся в госархиве.

Каждый год в цифровое собрание добавляется 10 млн. страниц. «Конец бумажного архива наступит в обозримом будущем», — сказал Лазовик. С оцифровкой материалов и их растущей доступностью в интернете также вырос интерес общественности к архивным документам. «В прошлом в госархив ежегодно приходили в среднем около 500 человек (в основном, историки), изучали в общей сложности несколько тысяч папок. Сегодня на наш сайт ежегодно заходят несколько сотен тысяч пользователей», — отметил Лазовик.

Когда организации, занимавшиеся историей с привезенными в Израиль еврейскими детьми из Йемена, потребовали, чтобы госархив открыл документы для общественности, сначала им отказали. Точнее, попросили подождать до даты, предусмотренной законом. «Они не сдавались и продолжали настаивать, — вспоминает Лазовик. — Через несколько недель мы сказали себе: «А, может быть, они правы». Мы обратились к правительству, чтобы оно позволило нам открыть документы. Когда они были открыты в декабре 2016,  в течение одного дня наш сайт посетили 100 000 человек, что больше, чем общее количество посетителей госархива за все годы его существования».

Офер Адерет, «ХаАрец», Д.Н.

На фото: Яаков Лазовик.  Фото: Михаль Фаталь.

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend