Человек, который хотел сломить ультраортодоксов

Во второй половине 1950-х годов в государственной системе начального образования в Израиле была введена программа углубления еврейского самосознания. Этот процесс возглавил министр просвещения Залман Аран, один из выдающихся деятелей партии МАПАЙ. В те дни, когда проходили острые публичные дискуссии по вопросам еврейского самосознания в целом и прививания еврейского самосознания в государственных школах, в частности, весьма важно понять мотивы и соображения министра просвещения, светского интеллектуала, продвигать культивирование еврейского самосознания среди светских учеников, а также его взгляд на сущность еврейского самосознания.

Аран был далек от соблюдения заповедей, не молился и не посещал синагогу даже в праздники. В конце 1957 года, во время острой дискуссии по вопросу о еврейском самосознании, он признался, что уже четыре десятилетия не молится ни в праздники, ни в будни. Он вел борьбу против клерикализма и выступал против религиозного законодательства и предоставления полномочий раввинату, несмотря на то, что ему приходилось идти на компромисс по политическим соображениям.  Как говорил Аран, тот, кто хочет жить в мире с религиозными кругами, должен их принудить и сломить.

В ходе заседания ЦК МАПАЙ в начале 1954 года Аран подчеркнул, что «любая уступка религиозным заключается не в деньгах, а в ценностях, которые невозможно вернуть. Все, что будет дано религиозным в «завинчивании» вопросов религии в законы государства, невозможно будет вернуть». Он добавил, что ему стыдно за поддержку партией МАПАЙ закона о раввинатских судах, который отдал решение вопросов брака и развода в Израиле в руки раввината. Несмотря на то, что Аран не признавал возможность выращивания свиней в Израиле, он решительно выступал против законодательного закрепления данного процесса, поскольку полагал, что речь идет о «законе Пакистана».

Аран также возражал против выдачи раввинатом разрешения на работу по субботам, поскольку, в его понимании, данный процесс изменил бы закрепление субботы в качестве дня отдыха для евреев светским законом, который социально переплетен с религиозным законом. Все это не мешало ему усиленно продвигать идею углубления еврейского самосознания, выносить ее на одно из первых мест повестки дня Министерства просвещения и энергично работать над приобщением школьников к еврейской традиции и наследию.

Аран проводил четкое различие между религиозными заповедями и религиозной политикой, с одной стороны, и еврейским наследием, с другой, говоря, что «возможно, нет религии без традиций, однако есть традиции без религии». Другими словами, в углублении его еврейского самосознания не сыграло роли какое-либо обучение соблюдению заповедей и, так или иначе, его еврейское самосознание не противоречило поддержке его борьбы с клерикализмом и его критике религиозного истеблишмента. С его точки зрения, оно не содержало намерения изменить характер государственного образования.

Два препятствия помешали реализации плана Залмана Арана: острая нехватка подходящих учителей и замешательство среди них, вызванное тем, что подробные инструкции и учебные планы, выпущенные Министерством просвещения, не давали ответов на поставленные ими вопросы, а также общественная критика со стороны левых и религиозных кругов. Все это привело к уходу Арана с поста министра просвещения весной 1960 года.

По возвращении в Министерство просвещения летом 1963 года Аран пытался интенсифицировать изучение еврейского самосознания. С этой целью он создал Центр изучения еврейского самосознания и выделил для него значительные ресурсы: публиковались учебные материалы и методические указания, проводились выставки, курсы повышения квалификации и семинары для учителей. Однако, вопреки ожиданиям Арана, этот процесс не увенчался успехом и был подвергнут резкой критике со стороны различных кругов.

Ицхак Гринберг, «ХаАрец», Ш.Ш.

На фото: Залман Аран в составе восьмого правительства Израиля.
Фото: Wikipedia public domain.


Размер шрифта

A A A

Реклама