Так убивали врагов Израиля

Демократическое государство Израиль давно известно беспощадным отношением к своим смертельным врагам, которых оно уничтожало самым Ирану нечего праздновать недемократическим и эффективным образом — путем физической ликвидации. Нередко этим занималось спецподразделение Моссада, закодированное под названием «Кейсария». Послужной список его объектов на ликвидацию всегда был больше, чем допускала военная цензура, поэтому до сих пор известно только о самых громких делах.

А теперь занавес профессиональной тайны немного приоткрыл военный аналитик «Йедиот ахронот», журналист и писатель, доктор исторических наук Ронен Бергман: он специализируется на проблемах безопасности, включая тайную деятельность рыцарей плаща и кинжала, которые в наше время перешли на теннисные футболки и ракетки.

В свое время другая книга Бергмана называлась коротко и грозно — «Моссад». Название новой книги звучит длиннее, но не менее грозно: «Убей первым: тайная история израильских целевых ликвидаций».

Вади Хадад был главарем «Народного фронта освобождения Палестины», чьи люди регулярно атаковали израильские и международные цели в 70-х годах, пока в 1978 году не было принято решение сделать целью самого Хадада. Засекреченный агент подменил Хададу зубную пасту и. как пищет Бергман, «каждый раз, когда Хадад чистил зубы, крошечное количество летального токсина проникало в слизистую оболочку рта. Со временем ему становилось все хуже. Его возили на лечение по всему миру — от Ирака до  Восточного Берлина, но было поздно. Он умер в агонии.

Бергман не первый, кто взялся описывать тайные и яркие страницы израильской истории, в которой кровавый ужас вполне уравновешивается комизмом ситуаций и анекдотическими подробностями. Некоторые из его предшественников тоже писали о подобных ликвидациях. Но в своей новой книге Бергмвн пошел гораздо дальше.

Целевые ликвидации начались еще до рождения государства. Во время подготовки к этому событию было решено, что надо уничтожение всех, кто представлял угрозу сионистскому движению. В одном случае палестинские арабы, закупавшие оружие для войны с Израилем, были обнаружены в Хайфе. Как вспоминает один из командиров подпольного спецназа Авраам Дар, «мы их искали, нашли и убили».

Но книга Бергмана больше, чем простое перечисление  ликвидаций. Это подлинная история Израиля, его вооруженных сил и, что не менее важно, его моральности. Автор анализирует ту культуру, которая породила различные спецслужбы, призванные пачкать руки целевой ликвидацией. Например, Моссад получил доступ к базе информации о населении Израиля, чтобы выбрать нужных кандидатов для нужной работы.

Как пишет Бергман, «специалисты искали определенный тип людей, которые легко могли сойти за неевреев в западных странах».

Использование целевой ликвидации не было монополией только одной спецслужбы. Помимо Моссада, этим занимались Служба общей безопасности (известная в мире как Шин-Бет, а в Израиле — ШАБАК), военная разведка и другие подразделения. Некоторые операции стирали различие между военным рейдом и более традиционными методами шпионажа.

Вскоре после Шестидневной войны тогдашний глава правительства Леви Эшколь и министр обороны Моше Даян поручили Моссаду ликвидировать  Ясира Арафата

Инициатором операции стал военный психолог ВМС, майор Биньямин Шалита, обратившийся к тогдашнему начальнику военной разведки с идеей, позаимствованной из кинофильма «Эмиссар из Манчжурии». Там китайская разведка загипнотизировала американского военнопленного, который после длительной «промывки мозгов» был готов к покушению на жизнь американского президента.

По указанию Шалиты для операции с кодовым названием «Самсон» был подобран соответствующий кандидат: 28-летний, физически сильный палестинец из деревни рядом с Хевроном, не слишком умный, легко внушаемый и, главное, не входящий в число фанатичных сторонников Арафата. Его арестовали по подозрению в принадлежности к ФАТХу и дали ему кличку «Фатхи». Почти три месяца майор занимался обработкой туманного подсознания своего подопечного, внушая ему главную мысль: Арафат — это плохо для палестинцев и надо его убить.

В ходе тренировок «Фатхи» заводили в специальную комнату, где из разных углов выскакивали портреты Арафата, и «Фатхи» должен был, не раздумывая, стрелять по ним, прямо между глаз. В назначенный день его переправили через границу арабского государства, где должна была пройти операция, и он тут же добровольно сдался в первом полицейском участке. Местной контрразведке он рассказал все, что знал о Моссаде и гипнозе.

В Моссаде приняли в расчет дезертирство агента, чтобы использовать именно такое развитие событий для уничтожения Арафата: «Фатхи» дали с собой заминированный радиоприемник, сказав, что через день ему сообщат по радио все данные израильского агента в окружении Арафата. Начальник службы безопасности Арафата пришел к нему с этим приемником и они вдвоем сидели и ждали сообщения. Но его не было, как не было и запланированного взрыва трехсот граммов взрывчатки, который должен был последовать за электромагнитным сигналом, став последним сообщением в жизни Ясера Арафата.

Как всегда в подобных случаях, была создана следственная комиссия, быстро нашедшая стрелочника: техника в Моссаде, который неправильно соединил какие-то проводки, за что и был уволен со службы.

В книге Бергмана возникают еще две темы. Одна из них — роль европейских государств, закрывавших глаза на террористическую инфраструктуру на их территории. Если бы с 60-х по 80-е годы они раздавили палестинские и другие ультралевые и антиизраильские группировки, Израилю было бы незачем заниматься целевыми ликвидациями. Вместо этого террористы не только получали помощь от советского блока и арабских стран, но и свободно разъезжали по всей Европе, выходя из тюрьмы, даже если их арестовывали.

Другая тема — внутренние дебаты в руководстве Израиля о характере целевых ликвидаций. В 1978 году в Кении арестовали несколько палестинских и немецких террористов, которых тайно отправили самолетом в Тель-Авив. Тогдашний глава правительства Ицхак Рабин и его коллеги обсуждали, как быть. Советник по борьбе с террором Рехавам Зеэви предложил выбросить террористов с самолета в Красное море. Юридический советник правительства Аарон Барак, ставший позднее председателем Верховного суда, назвал этот план безумным и сказал, что ни в коем случае его не утвердит. Почему? Двое из террористов были немцами.

В отличие от своих предшественников, Бергман не ограничивается далеким прошлым и, в частности, подробно рассказывает об уничтожении главарей ХАМАСа во время второй интифады и охоте за главным оперативником «Хизбаллы» Имадом Мурние. На этих страницах встает во весь рост легендарный и, увы, покойный Меир Даган, ставший ключевой фигурой в борьбе с терроризмом в Газе в 50-х годах, в южном Ливане в 90-х, а позже — директором Моссада.

Разрешая к публикации такую книгу, бдительная военная цензура убила двух зайцев: показала свой уникальный либерализм и еще нагляднее — подлинные размеры «длинной руки Израиля».

Рафаэль Рамм, «Детали»

Фото: Павел Вальберг. На фото: Ясер Арафат. 2002 г. 


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend