Антисемитизм, ассимиляция и парадокс еврейского выживания

Интервью с Дэвидом Майерсом,  президентом Нового израильского фонда (NIF)

В октябре, в соответствии с принципом ротации (израильтяне и американцы сменяют друг друга на этом посту каждые два года), профессор Дэвид Майерс был назначен новым президентом международного совета NIF.

Дэвид Майерс едва ли причисляет себя к сионистам. Профессор говорит, что  он – «член еврейского племени», для которого будет «ударом», если его дочери выйдут замуж за неевреев. Как историк, он считает, что антисемитизм в Америке может укрепить еврейскую коллективную идентичность. Как политический активист, полагает, что евреи в Израиле и диаспоре никогда не должны прекращать критиковать друг друга.

Отвечая на вопрос журналиста «ХаАрец», встретившегося с ним в Нью-Йорке, о том, как он объясняет выживание еврейского народа на протяжении всей истории, профессор выделяет два тезиса.

«Оба актуальны по сей день и не имеют отношения к настоящему столетию. Первый ключ — это ассимиляция, в отсутствие которой еврейская культура давно бы зачахла. Если бы, например, европейские евреи засели в своем в углу, полностью отрезанном от внешнего мира, не приняв норм и обычаев окружающего общества, они превратились бы в окаменелости. Не повторяй евреи этот номер раз за разом, мы бы застряли в истории».

«Второй фактор, который вместе с первым играет диалектическую роль, — это антисемитизм. Я, конечно, говорю не о смертоносном антисемитизме масштаба Холокоста. Без ассимиляции не было бы усвоения культурных и других норм обществ, в которых жили евреи, но без антисемитизма не было бы никаких ограничений процесса интеграции и, соответственно, сохранения еврейской индивидуальности.

Примером может служить ужасная трагедия в Питтсбурге, объединившая евреев – многие  даже отправились в синагоги, чтобы выразить свою еврейскую солидарность. Такое не раз случалось в прошлом, о подобной реакции на трагедии писал еще Спиноза в своем «Теолого-политическом трактате».

Рассуждая о своей еврейской идентичности, Майерс говорит, что он не будет сидеть шиву по своим дочерям, если они выйдут замуж «вне нашего племени».

«Но меня это огорчит. Мне трудно объяснить это моим единомышленникам – либералам и неевреям. Вы проповедуете идеалы гуманизма и универсализм, говорят они, так почему вы хотите сохранить эти племенные ценности? Это верно, но на нас лежит как историческая, так и моральная обязанность продолжать цепь нашей традиции».

На вопрос о том, как он пришел в NIF, профессор Майерс отвечает, что в какой-то момент почувствовал глубокую связь с Израилем. «Однако, я не могу молчать и принимать диктат сообщества, согласно которому мы не должны публично критиковать эту страну. Впервые я ощутил это в 1982 году во время первой войны в Ливане, и потом снова – в результате краха процесса в Осло и второй интифады. Нет, я не считаю, что отмалчиваться – это правильно, я отвергаю утверждение, будто публичная критика Израиля ставит нас вне пределов еврейской общины. И – да,  мои представления об обязательствах перед обществом существенно изменились с тех пор, как в 1991 году я занялся историей еврейского народа. Это касается моей позиции не только по отношению к моему племени. Люди, которые не только мыслят, но и претворяют свои идеи в жизнь, вызывают у меня все большее восхищение, это – мой идеал».

Дэйвид Майерс не считает себя сионистом, однако Израиль занимает центральное место в его еврейской идентичности. Как это сочетается?

«Проблема в том, что сам термин «сионизм» присвоили себе радикальные правые круги. Я отождествляю себя с сионизмом Декларации независимости – с правом евреев на возвращение на свою историческую родину, с идеалами свободы, мира и справедливости, изложенными в Декларации.

«Но есть проблема в Соединенных Штатах и других местах. Я очень привязан к Израилю, я говорю на иврите и люблю этот язык. Израиль занимает в моей душе большое и важное место. В то же время, боюсь, наша связь с Израилем через филантропический сионизм – хрупкая и весьма неглубокая. «Вы дали нам открытый чек, мы дадим вам немного еврейской идентичности». Одно из возможных решений – сделать в наших учебных заведениях израильскую культуру – еврейской культурой по умолчанию.

«Не поймите меня неправильно: это здорово, что мы учим наших детей израильским народным танцам и песням, и я очень люблю израильскую музыку, но важно помнить, что есть и другие богатые еврейские культуры – ашкеназов, сефардов, «мизрахи», и мы теряем их. Происходит гомогенизация еврейской культуры, как в диаспоре, так и в Израиле».

«В колледже я открыл для себя как современную еврейскую, так и ивритскую литературу. И, приехав в Израиль на учебу, я услышал песни Йегуды Поликера – это было поразительно! Потом посмотрел фильм, один из лучших, снятых в Израиле, «Из-за этой войны», в котором прекрасно сыграл Поликер. С тех пор я слежу – и это слабо сказано,  за израильской литературой, музыкой и кино».

Каково его отношение к движению BDS? Считает ли он его антисемитским?

«Часть тех, кто поддерживает BDS, мотивированы антисемитизмом. Но я не считаю, что все, кто поддерживает BDS – антисемиты. BDS – это ненасильственное движение, которое не возникло бы, не будь оккупации. Среди его сторонников есть те, кто говорит, что государство Израиль должно быть государством всех его граждан. Это антисемитизм? Нет, это политическое видение, основанное на демократических принципах. С другой стороны, когда кто-то заявляет, что евреи — это не народ, я просто выхожу из себя. Это ничем не отличается от того, когда евреи или израильтяне говорят, что палестинского народа не существует».

Профессор Майерс подчеркивает, что он не сотрудничает с BDS. Тем не менее, среди его друзей есть те, кто поддерживает BDS. «И они не антисемиты. Но BDS не мой путь, и вообще это не самый эффективный способ борьбы с несправедливостью и неравенством в Израиле».

В прошлом, Майерс, в то время сотрудник Центра еврейской истории, вызвал недовольство многих американских евреев тем, что состоял в правлении NIF.

«Их позиция – чистое безумие. За 40 лет своего существования NIF вложил в Израиль около 300 млн. долларов, не обойдя стороной ни один уголок общества. Он выступает в поддержку сильного гражданского общества, демократических ценностей, справедливости и равенства. Защита женщин, ставших жертвами насилия, охрана окружающей среды, религиозный плюрализм, сотрудничество между евреями и арабами, гражданские права – все это NIF».

Возвращаясь к теме взаимоотношений евреев Израиля и диаспоры, Майерс говорит:

«Я считаю, что мы вправе высказывать свое мнение о благополучии членов нашей семьи – наших собратьев-евреев во всем мире. За этим лежит более глубокий принцип, который в 1949 году изложил в одном из своих эссе крупный еврейский мыслитель Саймон Равидович. Он говорил о двустороннем партнерстве между Израилем и диаспорой, и даже о необходимости создания общей конституции, которая объединила бы евреев мира в народ».

В заключение Майерс говорит:

«Мне очень повезло. Я живу в мире, где я могу выбирать между течениями иудаизма, между Израилем и Америкой, между израильской и идишской культурой, между моими традиционными и прогрессивными ценностями. Это и значит быть современным евреем».

Яир Эттингер, «ХаАрец», М.Р. К.В.
На фото: профессор Дэйвид Майерс. Фото: скриншот сайта NIF.

 


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend