Ангела Меркель: «хромая утка» и друг Израиля

«Неясно, как изменятся отношения между Израилем и Германией, если Меркель утратит власть». В интервью «Деталям» политолог Эйтан Финкельштейн рассказал о трудностях, с которыми сталкивается канцлер Германии при формировании нового правительства этой страны.

Все еще неясно, какой будет правящая коалиция Германии и когда она начнет работать в новом составе. Первая попытка Ангелы Меркель сформировать правительство с партией «зеленых» и либералами провалилась. И сегодня единственная возможность создать правительство, которое обладало бы к тому же еще и парламентским большинством – это союз ХДС\ХСС, во главе с Меркель с социал-демократами, которых возглавляет Мартин Шульц.

— Выборы показали провал партии Меркель, прежде всего, в сфере того, что я называю социальной психологией, — утверждает Финкельштейн. — За последние семьдесят лет жители Германии привыкли к стабильности власти. К тому, что две крупные партии время от времени сменяли друг друга, но это, в сущности, не влияло на общую атмосферу. Так у избирателя создавалось, с одной стороны, ощущение незыблемости существующего порядка, а с другой — сменяемости власти. А тут впервые разразился кризис, и политическая архитектура, казавшаяся столь прочной, вдруг дала трещину  и это ввергло значительную часть населения в шок.

— Прежде всего это проявилось в изменении отношения к канцлеру Ангеле Меркель?

— Безусловно. Выдвиженка Гельмута Коля, который сам стоял у руля власти шестнадцать лет, она вела страну двенадцать лет, считалась успешным и жестким политиком, сумела расчистить политическое поле не только в собственной партии. Но в 2016 году Меркель приняла решение впустить в Германию почти миллион беженцев из стран Ближнего Востока. Это вызвало панику, раскол в обществе, споры по всей Европе, и избиратель вдруг обнаружил, что этот политик, на самом-то деле, недалек и не в состоянии просчитать последствия на несколько ходов вперед. «Вдруг» выяснилось, что за все время правления Меркель не было проведено ни одной более или менее значимой реформы в экономике или в социальной сфере. А еще люди увидели, что канцлер относится к категории людей, не признающих свои ошибки, даже когда они очевидны.

— Но ведь сейчас поток беженцев несколько уменьшился?

— Но не благодаря Ангеле Меркель. Балканские страны и Австрия преградили им путь в Германию! И в этих странах Меркель сегодня считается одним из самых ненавидимых европейских политиков. Кроме того, она выложила миллиарды евро президенту Турции Эрдогану за его обещание сдерживать поток беженцев в Европу — а что Эрдоган не умеет держать слово, думаю, объяснять не надо? Да и беженцев много: к тому же начался приток новых сотен тысяч людей, в рамках воссоединения семей, а вот механизм их депортации практически не работает.

Драматичность местной политической ситуации вызывается еще и серьезнейшим кризисом в СДПГ. После прошлых выборов СДПГ растворилась в коалиции, стала просто придатком правящей партии, словно какая-то маленькая, второстепенная партия – и вот расплата: сейчас всего 20 процентов избирателей отдали свои голоса социал-демократам. Для них это наихудший результат за все время существования этой старейшей партии Германии.

— Но ведь во время нынешней предвыборной кампании Мартин Шульц, лидер СДПГ, заявлял, что не войдет в коалицию с Меркель?

— Совершенно верно. Он, как и все граждане страны, понимал, что для СДПГ снова войти на вторых ролях в правительство Меркель равносильно смертельному приговору. Но его уломали те, кто боится выхода на политическую арену совсем новых сил и новых людей, как это случилось в США.

Хотя прошедший в воскресенье съезд СДПГ проголосовал за коалицию с правящим альянсом ХДС/ХCC — он тем самым лишь дал Шульцу карт-бланш на переговоры с этим альянсом, а межпартийный договор, если его удастся достичь, должны будут утвердить однопартийцы Шульца. 450 тысяч человек. Причем молодое поколение социал-демократов сегодня не хочет союза с правящим альянсом.

— Эти политические процессы как-то отражаются на жизни евреев Германии?

— Смена правительств нисколько не отражалась до сих пор на еврейской жизни. Скорее, можно говорить об ухудшении условий существования евреев в Германии из-за притока беженцев–мусульман. Их влияние на политику и жизненный уклад возрастает, пропорционально росту численности в стране. Причем это уже не малограмотные турецкие крестьяне, среди них многие впитали ненависть к евреям и Израилю с молоком матери. Так что ждать какого-либо улучшения не приходится.

— А в германо-израильских отношениях?

— В данном вопросе Ангела Меркель оставалась на высоте, и это лучшее, что она взяла у Гельмута Коля, который был, как известно, большим другом Израиля. Она многое сделала для укрепления этих отношений, и тем выгодно отличалась от своего предшественника, Герхарда Шредера, которого трудно назвать другом вашей страны. Поэтому, если Меркель потеряет власть, неизвестно, каким станет вектор отношений между Израилем и Германией.

— А что, есть вероятность, что она может лишиться власти?

— Сегодня это трудно утверждать, но при всех обстоятельствах Меркель — уже «хромая утка». Даже став канцлером, она уйдет со своего поста, как только политическая элита найдет ей подходящую замену. Да и находясь какое-то время у власти, она уже не будет обладать прежней силой, когда она практически единолично принимала решения, хоть о беженцах, хоть о продаже Израилю подводных лодок.

Марк Котлярский, «Детали». Фото: Эмиль Сальман

тэги

Реклама





Send this to a friend