Ангел или дьявол: два лица судьи Винограда

На 92-м году ушел из жизни один из самых известных израильских юристов. Любопытно, что разным людям он запомнился совершенно по-разному.

Элиягу Виноград в 1987-м на протяжении года был членом Верховного суда, а с 1989 по 1996 гг. руководил тель-авивским окружным судом. Но более всего он запомнится многочисленными общественными комиссиями, которые носили его имя потому что он их возглавлял после ухода в отставку. Почти все они были самыми громкими. Причины крушения боевого вертолета в Галилее расследовались в 1997 году. Возможности сократить оплату за обучение в ВУЗах изучали в 2000-м. В 2002 году расследовали обстоятельств исчезновения Рона Арада, в 2005-м было дело Ицхака Мордехая, а с 2006 по 2008 год комиссия под председательством отставного судьи Элиягу Винограда изучала причины и обстоятельства неудач израильской армии и службы тыла во второй ливанской войне.

Как же смог Элиягу Виноград, за чередой громких дел, которые привлекали внимание всей страны, одним современникам показаться человеком невзрачным и неэмоциональным, а другим — ярким и веселым?

«Рабочая лошадка»

— Я успел выступать у него в суде, будучи тогда молодым, начинающим юристом, — вспоминает в беседе с «Деталями» адвокат Илья Вайсберг. — Виноград же был одним из первых юристов, родившихся уже в  Эрец Исраэль, а не за ее пределами. И гордился этим.

Однако мне он не казался человеком такой уж блестящей юридической судьбы. На мой взгляд, все было довольно заурядным. Извините, если этим я разбиваю какие-то представления о нем. Хотя в то же время он был человеком замечательных организационных способностей.

Он начал работать адвокатом, когда вообще адвокатов было очень и очень мало, потому что тогда уходила на покой первая их волна — выходцев из Германии, захвативших всю верхушку израильской юридической системы. 70 процентов судей в стране, и почти все члены Верховного суда были немецкими евреями. Но та волна сошла, они состарились, а на смену им стали приходить молодые люди — уроженцы Израиля.

Юристом Виноград был исполнительным и трудолюбивым, но не ярким. Кто-то просто блистает в зале суда, а он был другим, скорей, этакой рабочей лошадкой. А вот когда его назначили главным помощником окружного прокурора Тель-Авива — тогда проявились его организационные способности. Он умел заставить работать всех вокруг него, а сам умело управлял этим процессом.

Потом его назначили судьей. Он прошел все ступени иерархической лестницы: был судьей мирового суда, потом — окружного, и в конце концов ему дали попробовать себя в Верховном суде. Есть такая практика: судью берут на год в Верховный суд с расчетом на то, что потом он займет очень важную должность председателя окружного суда. А Центральный округ был, во времена председательства Винограда, и вовсе огромным. Две трети адвокатов и такая же, примерно, доля всех судей Израиля были сосредоточены в этом округе.

Я знаю, что он не был приятен в общении. Скрытный, непонятный, неулыбчивый… Специализировался на разделе и ликвидациях компаний. А я, будучи помощником адвоката, который как раз тоже занимался такими делами, часто представлял эти компании в суде. Не любили мы ходить к нему в суд — очень уж серо и буднично там все было…

А вот когда была создана комиссия по итогам второй ливанской войны, нужен был кто-то очень дотошный, чтобы ее возглавить. Человек, который сумел бы разгрести все это дерьмо. И Виноград идеально для этого подошел. Его не проведешь, он очень внимателен. А вот человеческие эмоции не проявлял: рассматривал дело и даже не смотрел на тебя.

«Словарь преступника»

Иным запомнился судья Виноград писательнице, автору нескольких бестселлеров Саре Анджел. Ей тоже довелось наблюдать за судебным процессом, который вел Элиягу Виноград — правда, со скамьи подсудимых.

В восьмидесятых годах в Израиле проходил сенсационный процесс — группу преступников, обвиняли в целой серии убийств. В их числе были Шмайя и Сара Анджел, муж и жена, которых называли «израильскими Бонни и Клайдом». Они обвинялись в убийстве двух торговцев наркотиками. Но Виноград оправдал Сару за недостаточностью улик, а вот Шмайю приговорил к нескольким пожизненным заключениям.

На смерть судьи Винограда Сара откликнулась на своей странице в «Фэйсбуке».

«34 года назад судья Виноград оправдал меня, обвиняемую в двойном убийстве. Он был председателем суда и стал одним из главных героев моей книги «Ангел или дьявол», — написала она. — Невысокий, бледный, тонкогубый человек, с огромной головой, непропорциональной для крошечного тела. Головой, полной мудрости, ума и знаний. И с сердцем, полным сострадания, под черной мантией.

Я была 22-летней девушкой, и суд шел без перерыва два года. Было видно, что судья Виноград хотел докопаться до истины, как бы глубоко она не была зарыта. Ни одно высказывание, ни один взгляд не ускользал от его внимания. Он все записывал в маленькую записную книжку.

Это был скандальный, безумный процесс. Некоторые из подсудимых оскорбляли судей, швыряли в них различными предметами. Шмайя вообще словно сошел с ума, он уже был готов к пожизненному заключению. Он плюнул в Винограда и попал в другого судью, он швырял в него сигаретные пачки. Все это подробно описано в моей книге.

Судья Виноград принял бой: он приказывал связать Шмайю, иногда выговаривал ему, как ребенку, иногда читал ему мораль. Много раз было просто весело — Виноград показал себя настоящим шоуменом.

Порой сленг, на котором говорили преступники, был непонятен судьям. И Виноград придумал составить «словарь преступника». Каждый раз, когда в зале суда звучало слово, с которым он был незнаком, он останавливал процесс и вносил это слово в свой словарик.

Я знала, что он смешной человек. Просто ситуация не была смешной.

Однажды Шмайя сказал мне: «Если ты спас человеку жизнь, он тебя потом возненавидит. Это слишком большой долг». Может, это и мудрые слова, но не в моем случае. Как можно ненавидеть человека, который не только оправдал меня, но и вытащил мою жизнь из тьмы на свет?

Около года назад мне довелось встретиться с ним на одном мероприятии. Я чувствовала себя маленькой девочкой, дрожала, как лист на ветру. Виноград не изменился, он был стариком, и остался стариком. А я очень сильно изменилась. Когда мы пожали друг другу руки, его взгляд был устремлен вдаль, как будто он ожидал, что перед ним будет та Сара Анджел. Если он и был разочарован, то не показал виду.

Потом мы сидели в комнате и пили вино. А я щипала себя за ногу, чтобы убедиться, что это реально, что я пью вино с судьей, который оправдал меня 34 года назад. Это и впрямь был один из самых сюрреалистических моментов моей жизни.

Виноград сказал мне, что он читал «Ангел или дьявол,» и ему понравилось, а также ему понравилось, как он изображен в книге. Я наклонилась к нему и тихо сказала: » Большое спасибо. Вы спасли мне жизнь».

Виноград повернулся ко мне, широко улыбнулся, поднял бокал и сказал: «Лехаим».

Лев Малинский, «Детали». Фото: Дуду Бахар. На фото: судья Элиягу Виноград

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend