Послесловие к топорам

«Поляки, как народ, не принимали участия в Катастрофе», заявил в понедельник президент Польши Анджей Дуда. Попытки разрешить кризис в отношениях между Польшей и Израилем, вызванный спорным законопроектом о Катастрофе, принятым сеймом, пока не увенчались успехом.

В ходе поездки по югу Польши Дуда сказал, что его страна не оказывала систематической поддержки Германии, напротив, она воевала с ней. «Мы должны настаивать на следовании истине. Таково наше право, как народа, точно так же, как правом евреев является борьба с антисемитизмом».

«Я никогда не соглашусь с клеветой против нас — польского народа, с клеветой, основанной на лживой «правде» и на ложных обвинениях, которые мы в последние дни слышали немало», — сказал президент Анджей Дуда.

Его комментарии, похоже, лишь затормозили попытки  урегулировать кризис, начавшийся встречей премьер-министра Израиля Бинямина Нетаниягу с его польским коллегой Матеушом Моравецким. Нетаниягу и Моравецкий согласились на том, что будут собраны группы, которые постараются достичь взаимопонимания по вопросу о законе, отдающем под суд тех, кто обвинит поляков в участии в Катастрофе и употребит такие выражения, как  «польские лагеря смерти».

«Неожиданно этот закон отбросил тень на отношения между нашими странами», сказал Дуда.

Из израильского МИДа сообщили, что его гендиректор Юваль Ротем возглавит делегацию для переговоров с Польшей, не назвав при этом дату встречи.

После сообщения о формировании рабочих групп пресс-секретарь польского правительства Иоанна Копчинска написала на своей странице в соцсети «Твиттер», что Нетаниягу и Моравецкий беседовали о «текущих отношениях между двумя государствами и об исторических вопросах». Она добавила, что было решено «продолжить диалог с помощью переговорных групп Польши и Израиля. Однако  обсуждение не коснется суверенных решений польского парламента».

Вскоре после того, как Копчинска опубликовала свое письмо, пресс-секретарь израильского МИДа Эммануэль Нахшон отметил, что, согласно тому, как понимает сложившуюся ситуацию Израиль, письмо Копчинской не отражает позиции премьер-министра Польши или правительства страны. Пресс-секретарь напомнил, что она занимает пост вице-спикера польского парламента.

Однако непрекращающийся обмен сообщениями в «Твиттере» между участниками диалога свидетельствует о том, что попытки разрешения кризиса продолжаются.

Нахшон написал, обращаясь к польской аудитории: «Вопрос не о лагерях смерти. Они вне сомнения не были польскими. Лагеря были немецкими. Вопрос лишь о законной и важной свободе говорить об участии поляков в убийстве евреев без страха или угрозы уголовного наказания. Все просто».

Марек Магьеровски, заместитель государственного секретаря в польском МИДе, разъяснил позицию своего правительства таким образом: «Новый закон не имеет своей целью положить конец историческим исследованиям или отрицать участие некоторых польских граждан в Катастрофе. Его цель — бороться с искажением истории. Польский народ не несет ответственности за Катастрофу, — написал он. — Несчастье еврейскому народу принесли немецкие захватчики. Мы никогда не забудем о страданиях, перенесенных европейским еврейством, но наша обязанность также в том, чтобы отстаивать доброе имя нашего народа».

Председатель партии «Еш атид» Яир Лапид, сын бывшего министра юстиции Йосефа (Томми) Лапида, пережившего Катастрофу, возглавил гневный хор противников нового закона и 29 января выступил с резкой критикой в адрес правительства за то, что оно вступило в переговоры с правительством Польши по этому вопросу.

«Нельзя вступать в переговоры о памяти убитых, — сказал Лапид. — Этот закон нужно просто похоронить в польской земле, пропитанной еврейской кровью. Большинство концлагерей располагались на территории Польше и это не случайно. Польские граждане помогали работе нацистской машины. Они выдавали евреев, они убивали евреев».

Максим Рейдер, «Детали»

На фото: президент Польши Анджей Дуда. Фото: Wikipedia/ Radosław Czarnecki License CC BY-SA 4.0 (cropped)

 

 

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend