Анат Берко: «Пусть Генсек ООН посмотрит в заплаканные глаза матерей»

Израильская сторона предъявила генеральному секретарю ООН Антонио Гутеррешу в ходе его визита целый список претензий. Ответы гостя были элегантными, хотя и ничем не обязывающими. Но депутат Кнессета, доктор Анат Берко полагает, что определенную пользу нам этот визит все-таки принесет.

— Всегда лучше один раз увидеть. И в этом аспекте визит генсека ООН очень важен. Пусть сам ощутит размеры и масштабы, сам увидит, насколько у нас маленькое государство, — говорит Анат Берко, депутат Кнессета от партии «Ликуд, член комиссии кнессета по иностранным делам и обороне. — Пусть оценит, насколько близки боевики «Хизбаллы» к нашей границе. Пусть со смотровой площадки увидит, что происходит в Сирии — все можно разглядеть и с территории Израиля. Пусть посмотрит собственными глазами на происходящее в Газе, посмотрит, где находятся помещения Агентства по делам палестинских беженцев (UNRA), из которых нас обстреливали в ходе операции «Нерушимая скала». Ракеты были выпущены по гражданским лицам, а это делает ООН военными преступниками. Пусть увидит, что ситуация сложна.

Пусть посмотрит на «лагерь палестинских беженцев» в Шуафате, с построенными в нем 15-тиэтажными зданиями. Может быть, он захочет сравнить его с настоящими лагерями беженцев? Пусть встретится с семьями пропавших военнослужащих, с гражданами, чьих родственников удерживают в Газе в плену. Пусть увидит, как Иран укрепляет свое положение на нашей северной границе… Тогда, может быть, он поймет, что здесь на самом деле происходит и, сравнив с происходящим в мире, увидит второстепенность израильско-палестинского конфликта на фоне международного террора, на фоне того хаоса, который царит на Ближнем Востоке.

Доктор Анат Берко — подполковник запаса, криминолог, защитила докторскую диссертацию в Университете Бар Илана. Она считается одним из крупнейших в Израиле специалистов, занимающихся исследованием террора. В своей диссертации она исследовала морально-психологические истоки актов террористов-самоубийц, автор двух книг: «По дороге в рай», и «Женщина-бомба». Сотрудничала с исследовательскими группами ЦАХАЛа и Совета по Национальной Безопасности, и до избрания в Кнессет работала в Институте по антитеррористической политике Междисциплинарного центра в Герцлии.

— Под носом UNIFIL и UNDOF, этих беззубых миротворческих армий, на нашей северной границе были похищены солдаты, — продолжает она. — Как только началась война в Сирии, солдаты UNDOF бежали в Кацрин и отсиживались там, в здании местного Дома культуры… Чтобы мы захотели, в рамках любого будущего соглашения, полагаться на силы ООН, они обязаны стать более эффективными! И более честными, а не теми, под чьим прикрытием совершаются военные преступления. А если подразделения UNIFIL не обращает внимания на Хизбаллу и не замечает так называемое «зеленое движение», тогда мы знаем, что имеем дело с людьми, которые не хотят ничего видеть. Они там просто проводят время, а едва что-нибудь происходит, бегут под защиту государства Израиль. Кстати, именно так поступили представители ФАТХа, когда бежали вглубь Израиля, чтобы спрятаться от ХАМАСа, своих «палестинских братьев»…

— Генеральный секретарь ООН пообещал сделать все возможное чтобы удостовериться в том, что UNIFIL действует в рамках полученного мандата…

— Пусть проверит. Я бы поговорила с ним о том, о чем говорю на каждой международной конференции, а особенно на встречах с европейскими парламентариями — пришло время относиться к палестинским беженцам также, как к любым другим беженцам в мире. Ситуация, при которой есть UNHCR, Агентство ООН по делам беженцев, и отдельно UNRA, Агентство по делам палестинских беженцев, продолжаться не может. Сегодня на Ближнем Востоке есть миллионы подлинных беженцев. Нужно ли продолжать заниматься теми, кто бежал 70 лет назад?

— Президент Ливана заявил, что война с ИГИЛ на границе между Сирией и Ливаном закончилась. Да и в самой Сирии войска Асада совместно с «Хизбаллой» достигли немалых успехов. Может быть, сейчас, со всем накопленным опытом боевых действий, «Хизбалла» чувствует себя более свободной для войны с Израилем?

— Я думаю, что «Хизбалла» все еще зализывает раны. Она понесла большие потери в Сирии, есть много раненных, которым надо платить, семей, которым надо помогать. Хотя нельзя отрицать, что «Хизбалла»  уже не милиция, а армия по всем параметрам. От регулярной армии ее отличает разве что то, что она не связана никакими международными законами и может делать все, что вздумается. Они играют без правил, стреляют по гражданским, и при этом Совет безопасности ООН принимает различные резолюции, направленные против Израиля. И даже резолюция, принятая в разгар Второй ливанской войны, не выполняется. «Хизбалла» укрепляется на наших границах, ни армии Ливана, ни сил UNIFIL там нет. В сущности, сегодня армия Ливана и «Хизбалла» — это уже не две отдельные структуры, как было раньше. Все в значительной степени перемешано.

— Новый глава ХАМАСа в Газе Ихия Сануар заявил, что Лиор Лотан, бывший координатор действий правительства по вопросам освобождения пленных и поиска пропавших военнослужащих, подал в отставку, потому что израильское правительство не дало ему заключить сделку — значит, соглашение все-таки намечается? Готовится что-то, о чем мы не знаем?

— Ихия Синуар, само освобождение которого в свое время из тюрьмы можно считать нашим провалом, ведет психологическую войну. Использовать семьи, потерявшие своих близки, он научился у Насраллы, который занимался тем же самым много лет. Но разве действия нашего правительства должен определять этот убийца?

У семьи Орона Шаули нет даже могилы, над которой они могут оплакивать своего сына. Я постоянно поддерживаю связь и с семьей Голдин. Мы сделаем все, чтобы похоронить солдат в Израиле. Но мы не хотим создать ситуацию, за которой последуют новые жертвы.

Я предложила и премьер-министру, и министру внутренней безопасности лишить заключенных, отбывающих наказание за преступление в сфере безопасности, льгот и поблажек, выходящих за рамки Женевской конвенции. Не больше одного визита родственников в месяц, кстати сейчас эту практику ввели. Не обеспечивать их 20-ю телеканалами. Дать возможность получать только неформальное образование, без всяких степеней. Да, лишение свободы — само по себе серьезное наказание, но в других странах мира террористы сидят в одиночных камерах!

—  А встреча генерального секретаря ООН с семьями похищенных солдат в итоге повлияет на что-то?

— Возможно, да. Нет ничего важнее, чем увидеть заплаканные глаза матери, для того, чтобы понять трагедию семьи. В следующий раз, когда от нас потребуют проявлять гуманность в отношении врагов, генеральный секретарь ООН по крайней мере будет знать, что они из себя представляют.

Олег Линский, «Детали». Фото: Оливье Фитоуси

Размер шрифта

A A A

Реклама