Израилю сейчас не до Газы

Утром 30 мая вступило в силу прекращение огня между Израилем и Газой. Из Газы прекратился ракетный и минометный обстрел, а Израиль, соответственно, прекратил ответные авиаудары.

Речь не идет об официальном прекращении огня. Высокопоставленные политики и военные утверждают, что Израиль не подписывал никаких соглашений с ХАМАСом. Руководство ХАМАСа в Газе сообщило Израилю через Египет, что организация готова прекратить обстрел и попридержать группировки боевиков, действующих в секторе. Израиль отреагировал обещанием прекратить ответные удары. Это устное соглашение держится, в частности, потому, что Израиль не позволяет ситуации выйти из-под контроля.

Ночью 29 мая, в ходе третьего раунда атак за сутки, ни о каких жертвах с палестинской стороны не сообщалось, но стало известно, что военной инфраструктуре Газы нанесен урон. ЦАХАЛ воспользовался ситуацией, чтобы причинить максимальный ущерб военному потенциалу ХАМАСа, атаковав, среди прочих объектов, подземный туннель, ангар беспилотников и фабрику по производству снарядов. Тот факт, что обошлось без человеческих жертв, свидетельствует о том, что армия тщательно выбирает цели и проявляет предельную осторожность, чтобы не спровоцировать ненужной эскалации.

Ясно ощущается нежелание Израиля направить в сектор Газы сухопутные войска, что на этот раз завершилось бы попыткой свергнуть власть ХАМАСа. Но, как обычно, шаги, предпринимаемые Израилем, зависят от целого ряда факторов: если бы минометный обстрел привел к массовым жертвам среди гражданского населения приграничных населенных пунктов, возможно, правительство приняло бы иное решение. Но, похоже,  пока войны удалось избежать в результате усилий посредников.

Механизм принятия решения на этот раз понятен: есть более неотложные проблемы, стоящие перед премьер-министром, министром обороны и начальником генштаба: это — ситуация в Сирии и иранская экспансия в регионе. 30 мая министр обороны Авигдор Либерман вылетел в Москву, чтобы достичь соглашения по вопросу о том, как отдалить иранские войска и шиитских боевиков от нашей границы.

По сравнению с Сирией Газа считается вторичным фронтом, и перед Израилем в настоящий момент не стоят в секторе четкие задачи. Свержение режима ХАМАСа повлечет за собой войну, за которую придется заплатить высокую цену, и нет уверенности в том, что те, кто придут на смену ХАМАСу, будут лучше.

Представители израильской разведки объясняют поведение ХАМАСа следующим образом: со времени операции «Нерушимая скала» летом 2014 года ХАМАС воздерживался от ракетных обстрелов Израиля. В течение последних двух месяцев он осуществлял контроль над другими группировками, утверждая, что занят исключительно протестными акциями вдоль пограничного ограждения, и заодно пытаясь заработать очки на международной арене на растиражированных СМИ сценах смерти.

Но к середине мая этот проект себя практически исчерпал. Ценой 60 смертей ХАМАС заслужил признание президента Турции Эрдогана; Турция выдворила из страны израильского посла, Израиль – турецкого, а КПП Рафиах, соединяющий Газу с Египтом, был вновь открыт.

В начале недели «Исламский джихад» был полон решимости отомстить за гибель трех своих боевиков, убитых в начале недели танковых снарядом. У этой группировки есть и старые счеты с Израилем: в октябре прошлого года несколько боевиков ХАМАСа и «Исламского джихада» погибли в результате бомбардировки подземного тоннеля. С тех пор группировке не представлялся случай поквитаться с Израилем.

Под давлением «Исламского джихада» ХАМАС ослабил поводок, но едва ли он ожидал, что «Джихад» так разгуляется. Когда ситуация дошла до обмена ударами, ХАМАС присоединился к обстрелу, скорее всего, чтобы его потом не обвиняли, подобно ПА, в сотрудничестве с Израилем.

Потом к перестрелке присоединились палестинские группировки из числа радикалов, в том числе «Комитеты народного сопротивления» и организации салафитов. Утром 30 мая ХАМАС, прекратив ракетный обстрел, попытался их обуздать.

В то же время необходимо принять во внимание глубокое отчаяние, в котором пребывают жители Газы, ведь условия жизни в секторе ухудшаются. А также психологическое давление, которое испытывают жители израильских приграничных районов, ведь обстрелы возобновились после нескольких лет спокойной жизни. И, как всегда, необходимо понимать: Израиль не может знать, что творится в головах главарей Газы и предвидеть, какие шаги те предпримут в разгар военного кризиса.

Амос Харель, «ХаАрец», М.Р.

На фото: дом в районе Газы. Фото: Элиягу Гершкович.

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend