Альтернативная декларация Бальфура

В 1921 году, спустя четыре года после публикации декларации Бальфура, которая обещала создать «национальный дом для еврейского народа на Земле Израиля», известный иерусалимский общественный деятель Йосеф Кастель подготовил альтернативный вариант декларации. В ее центре также находился национальный дом, но не для одного, а для двух народов — еврейского и арабского.

«Обе стороны сражаются друг с другом за одну землю, они исторически обязаны жить на ней вместе, в мире и спокойствии развивать два своих национальных дома на той земле, которая в будущем станет одним государством», — пояснил он. Выражаясь сегодняшними терминами: одно государство для двух народов.

К 100-летию публикации декларации Бальфура (2 ноября 1917 года), которая проложила путь для принятия ООН резолюции о создании еврейского государства 30 лет спустя, профессор истории Гилель Коэн и доктор социологических наук Юваль Иври вынули из архивов план Кастеля.

Таким образом, они решили обратить внимание на голоса, которые не были отражены в декларации. Те, которые были заглушены, не учтены, не услышаны в реальном времени и даже сто лет спустя все так же пылятся в архивах. Главным образом, это были палестинские евреи сефардского происхождения, которые поддерживали не «создание национального дома для еврейского народа», а другой вариант, учитывающий чаяния их арабских соседей.

Кастель, член известной семьи изгнанников из Испании, был одним из самых заметных в списке. В статье под заголовком «Общая родина или национальный дом: обитатели земли, декларация Бальфура и арабский вопрос» Коэн и Иври поясняют, что Кастель «нарушает табу сионистского диалога» тем, что он представляет страну в качестве национального дома как для евреев, так и для арабов.

В декларации Бальфура он увидел «главное препятствие для совместной работы между нами и ними», и отметил, что она «пугает» арабов. В своем плане Кастель призвал самого Бальфура изменить декларацию. Конкретно, он просил исключить из нее параграф, в котором говорится, что «не будет предприниматься ничего, что может причинить ущерб гражданским и религиозным правам нееврейских общин на Земле Израиля». Вместо этого он просил записать, что евреи «откроют свой нынешний национальный дом для остальных жителей… и будут стоять на защите их законных прав на эту землю».

Другими словами, Кастель не ограничился широко распространенным среди членов сионистского движения утверждением, что евреи, которые репатриируются в Эрец Исраэль и будут ее развивать, окажут также помощь местным арабам. Он подчеркнул, что арабы, как и евреи, также имеют права на эту землю.

12 марта 1916 года, почти за два года до публикации декларации Бальфура, в британском МИДе был подготовлен предварительный проект знаменитого документа. Его формулировка, как и многие другие, была окончательно отклонена и не знакома широкой общественности. Отличает этот проект тот факт, что в его центре было не обязательство «создать национальный дом для еврейского народа», а призыв к равенству политических и культурных прав представителей еврейской и арабской общин, проживавших в стране.

«Еврейская община в этой стране будет пользоваться равными политическими, гражданскими и религиозными правами, как и остальное население, и, при необходимости, муниципальными льготами в городах и поселках, где проживают евреи, а также приемлемыми средствами заселения страны, которые будут гарантированы еврейскому населению».

Этот проект был составлен по просьбе сотрудников МИДа английским журналистом Люсьеном Вольфом, который был евреем-антисионистом. Подобно плану Кастеля, он тоже стал всего лишь примечанием в книгах по истории, которое вновь интересует исследователей спустя сто лет.

Офер Адерет, «ХаАрец», Ш.Ш.
Фотоиллюстрация: Зал независимости в Тель-Авиве. Фото: Дуду Бахар.


Реклама




Send this to a friend