Закон об объявлении войны и зигзаг Айелет Шакед

Причудливый зигзаг правительства в отношении закона об объявлении войны заслуживает отдельного разговора. В особенности это касается поведения министра юстиции Айелет Шакед.

В апреле кнессет утвердил во втором и третьем чтении закон, впервые в истории государства позволяющий премьер-министру «в экстремальных условиях» единолично принимать решение об объявлении войны – лишь после совещания с министром обороны. Понятие «экстремальной ситуации» было внесено в окончательную версию закона после долгих месяцев дискуссий в последнюю минуту.

1 мая Айелет Шакед дала интервью радиостанции «Галей ЦАХАЛ». «Все вопросы на эту тему – просто дешевый популизм, — заявила она. – Комиссия Амидрора обратила наше внимание на то, что закон необходимо уточнить… Все члены узкого кабинета считают, что это – нужная поправка, отражающая реальное положение дел. Юридический советник правительства, например, поддерживал гораздо более обтекаемую формулировку, не считая, что необходимо указать именно  экстремальную ситуацию. Поэтому вся истерика на эту тему абсолютно излишняя».

На самом деле, юридический советник правительства вообще ничего не поддерживал. В беседе с Биньямином Нетаниягу и Айелет Шакед он заявил, что если нужно отпереть заслонку, открывающую путь к началу военных действий, то оговорка в виде «экстремальной ситуации» подрывает саму идею. И комиссия Амидрора, вопреки словам министра юстиции, не поддерживала эту формулировку. И «все» члены узкого кабинета тоже ее не поддерживали. Некоторые (например, Исраэль Кац) публично выразили свое несогласие с ней. Большинство министров сделали то же самое, только не публично. А спустя несколько дней Шакед подверглась той же «излишней истерике» и тому же «дешевому популизму», против которых она столь рьяно выступала. Она стремительно изменила свою позицию. Ей сказали: оставь, это уже закон, который утвержден при поддержке министра юстиции. И она согласилась: ерунда, изменим закон. Как будто речь идет о вспомогательном муниципальном законе о вывозе мусора.

24 мая в новом интервью на радиостанции «Галей ЦАХАЛ» Шакед объяснила, в чем дело. Можно было ожидать, что слегка смущенная министр юстиции признает свою ошибку. Ведь она боролась за закон, который должен был изменить нашу жизнь на десятилетия вперед, но в течение двух недель пошла на попятную. Однако никаких оправданий не последовало – напротив, Шакед ринулась в атаку. Оказывается, во всем виноваты члены парламентской комиссии по иностранным делам и обороне, они осложняют нам жизнь. Это они настояли на минимальном участии членов узкого кабинета в принятии судьбоносного решения. По словам Шакед, все проблемы возникли из-за них. Премьер-министр не виноват.

И вновь, слова Шакед, мягко говоря, неточны. Версия закона, утвержденная комиссией кнессета по иностранным делам и обороне, идентична той, которая обсуждается кнессетом сейчас. Никаких осложнений. Кабинет может объявить войну. Точка. Просто Нетаниягу и Шакед понравилась мысль, что кабинет по этому поводу можно не собирать. Председатель комиссии по иностранным делам и обороне Ави Дихтер под давлением премьер-министра поступил вопреки собственным убеждениям, и закон был утвержден. Дихтера трудно оправдать, но все-таки можно понять. Когда-то он был независимой фигурой, и даже угрожал вступить в борьбу с Нетаянигу. Но сегодня не в его политических интересах открыто выступать против премьер-министра.

У Шакед нет даже этого оправдания. Нет никакой причины, по которой министр юстиции может отказаться от борьбы за столь важный для нее закон. В Соединенных Штатах долгие годы по косточкам разбирали ситуацию, позволившую президенту Джонсону использовать инцидент в Тонкинском заливе, чтобы начать вьетнамскую войну. Шакед для того, чтобы изучить аналогичную ситуацию, хватило одной минуты.

Всем оппонентам Айелет Шакед стоит извлечь урок из этой истории. Вопреки сложившемуся образу, министр юстиции – невежественный человек. Время от времени кто-то снабжает ее информацией, но она усваивает ее поверхностно. После чего сразу спешит применить ее на практике. Преимущество данной ситуации состоит в том, что от мировоззрения, усвоенного за одну минуту, можно легко отказаться через минуту .

Равив Друкер, «ХаАрец», Б.Е.

На фото: министр юстиции Айелет Шакед. Фото: Оливье Фитуси.

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend