Министр юстиции под огнем критики

Пять бывших министров юстиции, представляющих весь политический спектр страны, подвергли критике нынешнюю главу Минюста Айелет Шакед. Это связано с ее обращением к госпрокурору Шаю Ницану, о чем сообщила на днях газета «ХаАрец». Министр юстиции потребовала, чтобы Ницан ни в коем случае не обжаловал сокращение срока заключения бывшего главы правительства Эхуда Ольмерта. Телефонное сообщение соответствующего содержания госпрокурор получил в конце июня прошлого года. После этого Ницан, возражавший против досрочного освобождения Ольмерта, изменил свою точку зрения.

Бывший министр юстиции Дан Меридор заявил, что глава Минюста вообще не должен вмешиваться в процесс принятия подобных решений, тем более, когда речь идет о сокращении срока заключения политического деятеля. «Возникает вопрос: почему Шакед решила вмешаться именно в этом случае? – отметил Меридор. – За четыре года пребывания на посту министра юстиции я ни разу не делал ничего подобного. Я вел борьбу за неукоснительное соблюдение закона, боролся с коррупцией, но никогда не вмешивался в решения по поводу того или иного уголовного дела. Я никогда не обращался с просьбой ужесточить или облегчить наказание осужденного».

Меридор также подчеркнул, что у Шакед не было никаких оснований для того, чтобы вмешиваться в дело Ольмерта, так как оно не связано с государственной безопасности. «Происходящее вызывает тревожные вопросы о независимости прокуратуры, — заявил Меридор. – Чтобы сохранить доверие общественности к юридической системе, необходимо исключить любую возможность политического вмешательства в принятие судебных решений. Люди должны быть уверены в независимости суда и прокуратуры. Когда министр юстиции вмешивается в их работу, у общественности создается обратное впечатление».

Сходную точку зрения выразил и бывший министр юстиции Меир Шитрит. По его словам, он никогда не обращался с подобными требованиями к госпрокурору или другим представителям судебной системы. «Министр юстиции не должен вмешиваться в работу госпрокурора, — заявил он. – Глава Минюста не должен заниматься решением подобных вопросов, тем более, когда речь идет о политическом деятеле. Это неверно и противоречит принятым у нас нормам. Это не входит в функции министра юстиции. Он не должен вмешиваться в вопрос о мере наказания общественного деятеля – ни до суда над ним, ни после».

Резкой критике подверг поведение Шакед бывший министр юстиции Йоси Бейлин. «Министр юстиции не имеет права голоса в комиссии по досрочным освобождениям, — заявил он. – Очевидно, Шакед не осознает границы своих служебных полномочий, или же попросту их игнорирует». Предшественница Шакед на посту главы Минюста Ципи Ливни заявила, что министр юстиции, дающий прокуратуре указания относительно досрочного освобождения заключенного, переходит все границы дозволенного.

Айелет Шакед, комментируя публикацию газеты «ХаАрец», сообщила радиостанции «Решет бет»: «Я не указывала государственному прокурору, что делать, я просто выразила свое мнение. Я не вмешиваюсь в ход дел, я лишь выражаю свою точку зрения».

Бывший министр юстиции Даниэль Фридман оправдал действия Шакед, отметив при этом, что сам он никогда ничего подобного не делал. «В том что министр юстиции доводит свое мнения до сведения госпрокурора, нет ничего предосудительного, — заявил он. – Напротив, Шакед оказала прокуратуре большую услугу. Позиция прокуратуры относительно дела Ольмерта вызвала резкую общественную критику. Почему в этой ситуации министр, несущий парламентскую ответственность за деятельность прокуратуры, должен молчать и сидеть, сложа руки?»

Бывший министр юстиции Цахи Ханегби воздержался от прямой критики Шакед. Однако подчеркнул, что вмешательства главы Минюста в принятие решений по поводу конкретных дел является недопустимым. «Министр юстиции несет ответственность за судебную систему, но не может диктовать судьям, что им делать, — заявил он. – Он несет ответственность за деятельность прокуратуры, но не может диктовать юридическому советнику правительства, какие решения ему принимать. В этом особенность статуса министра юстиции».

Ханегби отметил, что министр юстиции может обращаться к судам с призывами общего характера. «В свое время я призывал к ужесточению приговоров за торговлю женщинами, — напомнил он. – Но это было выражением моей принципиальной политики по данному вопросу. Так ли это в случае с Шакед? Думаю, нет. В противном случае, она разъяснила бы, что, обратившись к госпрокурору по поводу Ольмерта, она выразила свою принципиальную позицию по всем подобным случаям».

Равиталь Ховель, «ХаАрец», Б.Е.

На фото: министр юстиции Айелет Шакед. Фото: Моти Мильрод.

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend